Меню

Милушев Дмитрий Васильевич

Исследование проблем уголовного судопроизводства, сравнительное правоведение

Евгений Григорьевич Мартынчик: Человек, Ученый, Педагог (1935-2005)

Природа-мать!
Когда б таких людей
Ты иногда не посылала миру,
заглохла б нива жизни…
Н.А. Некрасов, 1864 г.

В августовские и сентябрьские дни 2010 года исполняется соответственно 75 лет со дня рождения и 5 лет со дня, когда перестало биться сердце Евгения Григорьевича Мартынчика, доктора юридических наук, профессора, выдающегося ученого, талантливого педагога. Автору предлагаемого читателю краткого очерка посчастливилось не просто знать этого прекрасного человека – ученого, но и быть одним из многочисленных его учеников – первым аспирантом, успешно защитившим под его научным руководством кандидатскую диссертацию.

Евгений Григорьевич — уроженец города Дубровица Ровенской области (Украина). В 1958 году он окончил Харьковский юридический институт, один их ведущих вузов, готовивших высококвалифицированных юристов не только для Украины. Сотни работников прокурорских и судебных органов Молдовы достойно оправдали и сегодня с гордостью носят высокое звание выпускника данного института.

После завершения учебы в институте, проработав 6 лет в адвокатуре в г. Ивано-Франковск, Евгений Григорьевич поступил на очное отделение аспирантуры Всесоюзного заочного юридического института в г. Москве, по окончанию которой успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук и был направлен на преподавательскую работу в Магаданский филиал данного института.

После почти четырехлетнего периода работы преподавателем в суровых условиях Крайнего Севера он принял участие в конкурсе, проведенном Институтом философии, социологии и права Академии наук Молдовы, по итогам которого был избран на должность научного сотрудника института. С января 1972 года начинается молдавский период жизни Евгения Григорьевича, исключительно плодотворный в творческом, научном и педагогическом плане.

Именно в Молдове по-настоящему проявились редкий талант и неуемная жизненная сила Евгения Григорьевича как ученого. Здесь он написал более 300 подлинно научных трудов. А всего их – более 340, в том числе более 50 монографий, книг, научно-практических и учебно-практических пособий, разделов в монографиях, комментариях Гражданского-процессуального и Уголовно-процессуального кодексов Молдовы. В сегодняшней Молдове, да и за ее пределами мало кто из юридической элиты сможет похвастаться такой высокой результативностью своей научной деятельности.

Но вклад, внесенный им в юридическую науку, велик не только количественно. Евгений Григорьевич прямо и косвенно оказал огромное влияние как на развитие самой юридической науки, так и на подготовку национальных научных кадров, на процесс правотворчества и на правоприменительный процесс в Республике в целом.

Непрерывную научную деятельность он постоянно совмещал с педагогической работой на юридических факультетах Кишиневского государственного университета, Международного Независимог<p style=»text-align: justify;»>о университета Молдовы, Славянского университета Молдовы, где и сегодня студенты, готовясь к семинарским занятиям, научным конференциям, работая над дипломными исследованиями, используют научные труды профессора Е. Мартынчика. А тогда ему, опытному практическому и научному работнику, педагогу с большой буквы, искусному оратору, доставались чаще всего трудные, неразработанные в научной, специальной и методической литературе и потому не популярные в преподавательской среде специальные курсы. Базовые же курсы и предметы вели пусть недостаточно опытные, но «свои», штатные преподаватели вуза.

Сфера его научных интересов весьма широка и многогранна: история и проблемы совершенствования молдавской государственности, борьбы с коррупцией в судебной системе, разделения и функционирования ветвей власти, конституционной юстиции, проблемы соотношения демократии, плюрализма, права и экономики, уроки Нюрнбергского трибунала и др.

Безусловно, расширению границ его научных интересов и изысканий в известной мере способствовали и обязывали занимаемые им должности — от научного сотрудника до заведующего отделом государства и права Института философии, социологии и права Академии наук Молдовы. Но он одинаково свободно и уверенно чувствовал себя и в глубоком, последовательном, ясном, четком изложении теоретических положений, анализе соответствующих нормативных требований, практики их применения, и в страстной полемике с другими, в том числе и именитыми российскими учеными.

Он – руководитель и один из соавторов творческого коллектива концепции судебно-правовой реформы 1992 г. в Республике Молдова, заместитель главного редактора журнала «Вопросы философии и права» Института философии, социологии и права, член редколлегии международного научно-практического правового журнала «Закон и жизнь», шеф-редактор «Analele Stiintifice ULIM. Drept», участник целого ряда международных научно-практических конференций. И это далеко не полный перечень.

Но главным и пожизненным направлением его научных интересов и исследований были проблемы правосудия, развития, расширения и укрепления процессуальных гарантий установления истины, обеспечения прав обвиняемого в уголовном судопроизводстве, гарантий, без которых невозможно осуществление подлинного правосудия. Именно этим проблемам, прежде всего, были посвящены его кандидатская и докторская диссертации, большинство его фундаментальных научных трудов, по праву ставших классикой молдавской юридической науки.

«Развитие уголовно-процессуального законодательства» — 1977 г., «Охрана прав осужденного в кассационном производстве» — 1979 г., «Особое мнение судьи» — 1981 г., «Гарантии прав осужденного в надзорном производстве» — 1985 г., «Основы формирования приговора в советском уголовном процессе» — 1989 г., «Авторитет советского суда» — 1991 г., «Адвокат в кассационном и надзорном производстве по уголовным делам» — 1994 г., «Судебная власть в Молдове. Создание и функционирование» — 1999 г., «Национальная конституционная юстиция. Проблемы теории и практики» — 2000 г. – вот лишь некоторые, но весьма значительные вехи его творческого пути. А между ними – множество пусть меньших по объему, но также последовательных, содержательных, оригинальных исследований, и сегодня представляющих для нас огромный научный интерес и практическое значение.

Каждый абзац любой его работы несет огромную смысловую нагрузку, не утратившую свою актуальность и значимость и по прошествии многих лет. Открываю его книгу «Авторитет советского суда» и на странице 12 нахожу, словно сегодня, им сказанное: «Пожалуй, мы никогда ранее так остро не осознавали, что успехи и достижения, радости и невзгоды, драмы и трагедии общества, его счастье и судьба так сильно зависят от выдающихся личностей, их способности выполнять возложенную на них историческую миссию».

Всех его многочисленных научных трудов и достижений не было бы без его огромной любви к Науке, фанатичной и самоотверженной преданности ей до самого последнего мгновения жизни, которую он без остатка отдал служению Науке. Его трудолюбие и работоспособность были поразительны, рабочий день начинался задолго до восхода солнца и длился более 15 часов.

Он неутомимый оптимист, всегда в движении, творческом поиске. Создавалось впечатление, что он совершенно не отдыхает, не думает о себе, о своем здоровье. И здесь необходимо воздать должное супруге Евгения Григорьевича — Евдокие Николаевне, любящей, заботливой, понимающей и поддерживающей, бывшей всегда его верным другом и мужественно переносящим с ним все тяготы жизни.

Евгений Григорьевич обладал особым талантом учителя, требовательного, хорошо организующего свою работу научного руководителя с аспирантами и вместе с тем щедро и без остатка делившегося с ними своими знаниями, опытом и идеями, по истине удивительно заботливого и в высшей степени терпеливого и корректного по отношению к своим ученикам. Мне никогда не забыть той маленькой однокомнатной «времянки» в районе Телецентра, которую в течение десяти лет снимала семья Евгения Григорьевича, состоявшая из трех человек и привезенной с Севера чудесной собаки Лайки. Где в холодные осенне-зимние вечера обсуждение вопросов моей диссертации сопровождалось с непременным угощением — заботливо и щедро приготовленным моим учителем, удивительно вкусным, бодрящим и согревающим душу отваром шиповника с медом.

Искренне осознаю и утверждаю, что если бы судьба не свела меня с этим удивительным и настоящим человеком-ученым, руководителем, требующим еженедельного отчета о состоянии работы над диссертацией и оказывающим при этом огромную помощь, многое в моей жизни сложилось бы иначе. Во всяком случае, моя духовная жизнь была бы намного беднее, как, полагаю, и у многих из тех семнадцати молдавских докторов права и докторов хабилитат права, ставших таковыми благодаря научному руководству, стараниям и помощи Евгения Григорьевича.

Обычно статьи подобного рода заканчиваются словами о том, что «его разносторонняя научная и педагогическая деятельность по достоинству оценена Родиной». Увы… Была любовь и признательность его учеников, глубокое уважение коллег по научно-педагогической деятельности, но государственных наград практически не было.

Такой «наградой» могло бы быть его включение в состав комиссии по подготовке проекта нового уголовно-процессуального кодекса Молдовы, в разработке которого приняли участие некоторые его ученики. А он – известный не только в Республике, но и за ее пределами, ведущий молдавский ученый — специалист в области уголовно-процессуального права и процессуальной науки, равных которому не было и, к сожалению, пока еще нет в Молдове, не был удостоен такой чести. Думаю, что большей обиды настоящему ученому-процессуалисту нельзя было нанести.

Не касаясь причин этого явления, которые очевидны, могу с уверенностью утверждать, что привлечение Евгения Григорьевича к участию, пусть неофициальному, в работе над проектом УПК Молдовы предупредило бы появление в этом законе отдельных упущений, неконкретных положений, недостаточной последовательности и несогласованности между отдельными его нормами и устранение которых в последствии заняло не один год, в том числе и благодаря постановлениям Конституционного Суда Республики Молдова.

Однако это не помешало Евгению Григорьевичу, как подлинному интеллигенту, глубоко нравственному человеку и ученому, глубоко любящему Молдову и его прекрасный народ, к тому времени уже более трех лет постоянно проживая в России на правах ее гражданина, искренне дать высокую оценку новому Уголовно-процессуальному кодексу Республики Молдова. И сегодня я испытываю огромное удовлетворение и гордость тем, что две его последние научные статьи, посвященные сравнительному анализу молдавского и российского уголовно-процессуальных законов, опубликованные в журнале «Закон и жизнь» в 2005 году, подготовлены нами совместно.

17 сентября 2005 года Евгению Григорьевичу было 70 лет. Но и сегодня невозможно смириться с мыслью, что его нет в живых – слишком велика горечь человеческой утраты, потеря для науки. Сколько ценных научных трудов, сколько талантливых молодых ученых им еще могло быть подготовлено.

Осталась светлая и благодарная память о удивительно добром и благородном человеке, настоящем интеллигенте, целиком и полностью отдавшем себя развитию юридической науки, делу подготовки и воспитания молодых ученых, высоко квалифицированных юристов.
Осталось и творческое наследие выдающегося ученого, доктора юридических наук, профессора, поистине значительное и огромное, тесно связанное с исследованием проблем и трудностей формирования и развития молдавского гражданского общества и правового государства. Его многочисленные идеи, предложения, основанные на глубоком, объективном анализе исторических и научных источников, результатов социологических исследований, законодательства и практики его применения, сегодня не менее актуальны, и поэтому заслуживают самого тщательного изучения как молодыми соискателями ученых степеней, делающими свои первые шаги в юридической науке, так и опытными учеными, законотворцами, общественными, политическими и государственными деятелями.

Д.В. Милушев.
Декан юридического факультета Славянского университета Молдовы.
Доктор права, конференциар университар.

Статья опубликована в международном научно-практическом правовом журнале «Закон и жизнь». 2010, № 9, с. 27-29.

Добавить комментарий