Меню

Милушев Дмитрий Васильевич

Исследование проблем уголовного судопроизводства, сравнительное правоведение

Институт принципов уголовного судопроизводства в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Молдова

Милушев Д.В., доктор права

В марте 2003 года в рамках второго этапа проводимой в Молдове судебно-правовой реформы принят новый Уголовно-процессуальный кодекс Республики. При его разработке и принятии законодатель, естественно, исходил из достижений правовой науки, опыта отечественных правоохранительных органов, но вместе с тем учитывал и опыт правотворческой и правоприменительной деятельности многих зарубежных государств. Без преувеличения можно сказать, что в новом Уголовно-процессуальном кодексе  Молдовы синтезирован мировой опыт развития и осуществления судопроизводства. В результате в Кодексе появились в прошлом неизвестные законодательству Молдовы нормы и правовые институты, а большинство ранее действовавших — получили дальнейшее развитие, новое, более глубокое содержание.

Это придало Уголовно-процессуальному закону значительную новизну и определенное своеобразие, вновь подтвердило тенденцию законодательного регулирования уголовного судопроизводства Молдовы и его совершенствования в направлении расширения прав его участников, процессуальных гарантий их соблюдения и защиты, дальнейшей демократизации уголовного судопроизводства в целом, существенного приближения его положений к общим европейским ценностям и стандартам.

В этой связи многие положения УПК РМ представляют огромный научно-познавательный интерес, имеют исключительно важное значение для совершенствования правотворческой и правоприменительной деятельности в Молдове. Сказанное относится прежде всего к тем руководящим идеям, правовым положениям и требованиям, которые в УПК именуются общими принципами уголовного судопроизводства и определяют демократическое построение уголовного процесса, наиболее полно отражают его сущность, содержание, характеризуют самые важные его свойства и качественные черты.

Если УПК РМ 1961 года к моменту прекращения его действия закреплял 12 принципов, то в новом УПК РМ законодатель, стремясь привести уголовное судопроизводство в соответствие с общепризнанными нормами и принципами международного права, прежде всего Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, положениями Конституции Республики Молдова, возвел в ранг принципов уголовного судопроизводства, включая ранее действовавшие, 22 правовых положения. Данные положения и являются предметом исследования в настоящей статье.

Законность уголовной процедуры

Ст. 7 УПК РМ требует от органов уголовного преследования и судебных инстанций осуществлять уголовное судопроизводство в строгом соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами, одной из сторон которых является республика Молдова, положениями Конституции Республики Молдова и УПК.

При наличии несоответствий между положениями УПК или иного национального правового акта и положениями международных договоров в области основных прав и свобод человека, одной из сторон которых является Республика Молдова, необходимо применять международные нормы, т.к. последние имеют приоритет над национальными правовыми нормами. Если подлежащая применению норма правового акта, не подпадающего под контроль конституционности, противоречит положениям конкретного закона, должны применяться положения этого закона.

Решения Конституционного суда о толковании Конституции и признании неконституционными отдельных положений законов являются обязательными для органов уголовного преследования и судебных инстанций, но разъяснения Пленума Высшей судебной палаты по вопросам судебной практики носят для них лишь рекомендательный характер.

Презумпция невиновности

В соответствии со ст. 21 Конституции РМ и ст. 8 УПК РМ любое лицо, обвиняемое в совершении преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном УПК порядке путем гласного судебного разбирательства с обеспечением лицу всех необходимых гарантий для своей защиты и пока его виновность не будет определена окончательным обвинительным приговором. Согласно данному принципу никто не может быть обязан доказывать свою невиновность. Выводы о виновности лица в совершении преступления не могут основываться на предположениях. Все сомнения в доказательстве вины, которые невозможно устранить в порядке, предусмотренном УПК, должны толковаться в пользу подозреваемого, обвиняемого, подсудимого.

Равенство перед законом и властями

В соответствии со ст. 16 Конституции РМ и ст. 9 УПК РМ все лица равны перед законом, органом уголовного преследования и судебной инстанцией независимо от пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальному меньшинству, имущественного, сословного или иного положения. Особые условия уголовного преследования и судебного разбирательства в отношении определенных категорий лиц, обладающих по закону установленной степенью иммунитета, обеспечиваются в соответствии с положениями Конституции, международных договоров, УПК РМ и других законов.

Соблюдение прав, свобод и человеческого достоинства

УПК РМ (ст. 10) закрепляет требование к органам и лицам, участвующим в уголовном судопроизводстве, соблюдать права, свободы и достоинство личности. Временное ограничение прав и свобод лица и применение по отношению к нему принудительных мер допускается законодателем лишь в случаях и порядке, строго определенных УПК. Закон запрещает подвергать кого-либо в ходе уголовного судопроизводства пыткам, жестокому, бесчеловечному или унижающему человеческое достоинство обращению, содержать лицо в унизительных условиях, принуждать его к участию в процессуальных действиях, унижающих человеческое достоинство. УПК предоставляет лицу право защищать всеми не запрещенными законом средствами свои права, свободы и человеческое достоинство, незаконно ущемленные или ограниченные в ходе уголовного судопроизводства. Ущерб, причиненный в ходе уголовного судопроизводства правам, свободам и достоинству лица, подлежит возмещению в установленном законом порядке.

Неприкосновенность личности

Ст. 11 УПК РМ объявляет ненарушимым право на свободу и личную неприкосновенность. Исходя из данного принципа, никто не может быть задержан и арестован, кроме как в случаях и в порядке, установленных УПК. Лишение свободы, арест, принудительное помещение лица в медицинское учреждение или направление в специальное воспитательное учреждение допускаются только на основании ордера на арест или мотивированного судебного решения. Срок задержания лица до выдачи ордера на арест не может превышать 72 часов. Задержанному или арестованному лицу незамедлительно на понятном ему языке и в присутствии выбранного или назначенного защитника сообщаются его права, причины задержания или ареста, обстоятельства дела, а также квалификация действий, в совершении которых лицо подозревается или обвиняется. Орган уголовного преследования или судебная инстанция обязаны незамедлительно освободить лицо, которое незаконно заключено под стражу, а также если отпали основания его задержания или ареста.

Обыск, освидетельствование и другие процессуальные действия, нарушающие личную неприкосновенность, могут производиться без согласия лица или его законного представителя лишь с санкции судьи по уголовному преследованию или при явном совершении лицом преступления. Закон запрещает подвергать кого-либо в ходе уголовного судопроизводства жестокому физическому или психическому воздействию, применять любые действия и методы, представляющие опасность для жизни и здоровья лица, даже с его согласия, а также опасность для окружающей среды. К задержанному или арестованному лицу запрещено применять насилие, угрозы или другие методы, снижающие его способность принимать решения и высказывать свое мнение.

Неприкосновенность жилища

Закон (ст. 12 УПК РМ) гарантирует неприкосновенность жилища. В ходе уголовного судопроизводства никто не в праве проникать в жилище против воли проживающих в нем или занимающих его лиц с целью проведения обыска, осмотра и иных действий по уголовному преследованию, иначе как с санкции судьи по уголовному преследованию либо в случае явного преступления, с последующим незамедлительным представлением судебной инстанции соответствующих материалов для проверки законности осуществленных действий.

Неприкосновенность собственности

Данный принцип не был известен УПК РМ 1961года. Согласно ст. 46 Конституции РМ и ст. 13 УПК РМ физическое или юридическое лицо не может быть произвольно лишено своей собственности иначе как по мотивам общественной необходимости и в соответствии с предусмотренными УПК положениями и общими принципами международного права. Наложение ареста на имущество допускается только на основании судебного решения. Изъятое в ходе процессуального действия имущество описывается в протоколе соответствующего действия, а лицу, у которого оно было изъято, выдается копия протокола.

Тайна переписки

Согласно ст. 14 УПК РМ государство обеспечивает тайну писем, телеграмм и других почтовых отправлений, телефонных переговоров и иных законных видов связи. В ходе уголовного процесса никто не может быть лишен этого права или ограничен в нем, иначе как на основании судебного ордера, выданного в соответствии с УПК.

Неприкосновенность частной жизни

В развитие положения, закрепленного в ст. 28 Конституции РМ, ст. 15 УПК РМ определяет, что любое лицо пользуется правом неприкосновенности частной жизни, тайны интимной и семейной жизни, защиты чести и достоинства личности. В ходе уголовного судопроизводства никто не вправе самоуправно и незаконно вмешиваться в интимную жизнь человека. В ходе процессуальных действий не должны собираться без надобности сведения о частной и интимной жизни лица, которые оно считает конфиденциальными. Участники процессуальных действий по требованию органа уголовного преследования и судебной инстанции берут на себя письменное обязательство о неразглашении подобных сведений.

Лица, от которых орган уголовного преследования требует предоставления сведений о частной и интимной жизни, вправе удостовериться в том, что эти сведения необходимы для конкретного уголовного дела. Лицо не вправе отказаться от предоставления сведений о своей или чьей-либо другой частной или интимной жизни под предлогом неприкосновенности частной жизни, однако оно вправе потребовать от органа уголовного преследования разъяснения необходимости добывания подобных сведений с занесением этих разъяснений в протокол соответствующего процессуального действия.

Доказательства, подтверждающие сведения о частной и интимной жизни лица, по его просьбе рассматриваются в закрытом судебном заседании. Ущерб, нанесенный в ходе уголовного судопроизводства в результате нарушения неприкосновенности частной и интимной жизни, возмещается в установленном законодательством порядке.

Государственный язык уголовного судопроизводства и право пользования переводчиком

В развитие положения ст. 118 Конституции РМ ст. 16 УПК РМ устанавливает, что уголовное судопроизводство ведется на государственном языке. Если лицо не владеет государственным языком или не говорит на нем, оно имеет право ознакомиться со всеми документами и материалами уголовного дела, а также изъясняться с органом уголовного преследования и выступать в суде через переводчика. Подозреваемому, обвиняемому, подсудимому, не владеющему государственным языком, процессуальные акты органа уголовного преследования и судебной инстанции должны быть вручены в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет.

Обеспечение права на защиту

Согласно ст. 26 Конституции РМ и ст. 17 УПК РМ, не только подозреваемый, обвиняемый и подсудимый вправе пользоваться на протяжении всего уголовного судопроизводства помощью защитника, выбранного ими или назначенного, но и потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и даже свидетель также вправе пользоваться помощью защитника (адвоката). Орган уголовного преследования и судебная инстанция обязаны обеспечить в полном объеме соблюдение процессуальных прав участников уголовного судопроизводства в целях реализации ими своего права на защиту в соответствии с УПК.

Орган уголовного преследования и судебная инстанция обязаны обеспечить подозреваемому, обвиняемому, подсудимому право на квалифицированную юридическую помощь со стороны выбранного ими или назначенного защитника, независимого по отношению к соответствующим органам. Если они не располагают средствами для оплаты услуг защитника, назначенный адвокат осуществляет защиту бесплатно.

Гласность судебных заседаний

Во исполнение требования, закрепленного в ст. 117 Конституции РМ, УПК РМ обязывает все судебные инстанции проводить открытые судебные заседания. Доступ в зал заседаний может быть запрещен для прессы или общественности на протяжении всего процесса или какой-то его части только в интересах соблюдения нравственности, обеспечения общественного порядка или национальной безопасности, в случаях, обусловленных интересами несовершеннолетних или необходимостью защиты частной жизни сторон процесса, или же, в той мере, которая расценивается судебной инстанцией как строго необходимая, в случае, когда в силу особых обстоятельств гласность могла бы повредить интересам правосудия (ст. 18).

Рассмотрение дела в закрытом судебном заседании должно быть обоснованным и осуществляться по мотивированному определению судебной инстанции с соблюдением всех правил судопроизводства. Во всех случаях решения судебной инстанции оглашаются в открытом судебном заседании. Одной из гарантий обеспечения принципа гласности является обязанность судьи обеспечить не позднее чем за 3 дня до назначенного срока судебного разбирательства вывешивание на видном месте в судебной инстанции списка дел, подлежащих рассмотрению (ч. 2 ст. 353 УПК РМ).

Свободный доступ к правосудию

Данное нормативное положение в качестве принципа закреплено в УПК РМ впервые. Согласно ст. 20 Конституции РМ и ст. 19 УПК РМ любое лицо имеет право на справедливое рассмотрение и разрешение его дела в разумные сроки независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона и действующим в соответствии с положениями УПК. Лицо, осуществляющее уголовное преследование, и судья не могут участвовать в рассмотрении дела в случае, если они прямо или косвенно заинтересованы в исходе дела.

Орган уголовного преследования обязан принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного расследования обстоятельств дела, выявить как уличающие, так и оправдывающие подозреваемого, обвиняемого, подсудимого обстоятельства, а также обстоятельства, смягчающие или отягчающие его ответственность.

Фактически новым для УПК РМ является принцип осуществления уголовного судопроизводства в разумные сроки. В июне 2000 года законодатель впервые установил  принцип продолжительности судебной процедуры. Ныне же ст. 20 УПК РМ требует, чтобы не только судебное разбирательство, но и уголовное преследование по делу осуществлялось в разумные сроки. При этом УПК устанавливает критерии их определения: сложность дела, поведение сторон процесса, поведение органа уголовного преследования и судебной инстанции. Уголовное преследование и судебное разбирательство по уголовным делам, по которым подозреваемые, обвиняемые или подсудимые подвергнуты предварительному аресту, а также по которым проходят несовершеннолетние, должны осуществляться в неотложном и приоритетном порядке. Проведение в разумные сроки уголовного преследования должно обеспечиваться прокурором, а судебного разбирательства – соответствующей судебной инстанцией.

Свобода от самоизобличения

УПК РМ впервые закрепляет положение, согласно которому никто не может быть принужден давать показания против себя или против своих близких родственников, супруга, супруги, жениха, невесты, так же как и не может быть принужден признать свою вину. Лицо, которому орган уголовного преследования предлагает дать показания, изобличающие его самого или его близких родственников, супруга, супругу, жениха, невесту, вправе отказаться от дачи таких показаний и не может быть привлечено за это к ответственности (ст. 21).

Неизвестным прежнему УПК РМ был и  принцип недопустимости повторного преследования, суда или наказания. Ст. 22 нового УПК РМ запрещает подвергать кого бы то ни было за одно и то же деяние повторному уголовному преследованию, суду или наказанию со стороны органов уголовного преследования или судебной инстанции, за исключением случаев, когда имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах либо когда существенное нарушение в ходе предыдущего рассмотрения дела повлияло на вынесенное решение.

УПК РМ возвел в принцип обеспечение прав лиц, пострадавших от преступлений, злоупотреблений служебным положением и судебных ошибок, ибо защита личности и общества от преступлений, а также от противозаконных действий должностных лиц при расследовании преступлений является одной из важнейших задач уголовного судопроизводства (ст. 1). В этой связи УПК устанавливает гарантии обеспечения прав лиц, пострадавших от преступлений, злоупотреблений служебным положением, а также незаконно осужденных или незаконно арестованных, равно как и ущемленных в своих правах иным образом.

В частности, лицо пострадавшее от преступления, вправе потребовать осуществления уголовного преследования, участия в уголовном судопроизводстве в качестве потерпевшего и возмещения причиненного ему морального, физического и материального ущерба. Оправданное лицо либо лицо, выведенное из-под уголовного преследования или в отношении которого прекращено уголовное преследование по реабилитирующим основаниям, имеет право на восстановление в личных правах, а также на возмещение причиненного ему ущерба (ст. 23).

УПК РМ возвел в ранг принципа и правовое положение о состязательности в уголовном процессе, известное прежнему законодательству как общее условие судебного разбирательства. В соответствии со ст. 24 УПК РМ данное положение распространяет свое действие и на досудебную фазу уголовного процесса. В частности, уголовное преследование, защита и судебное разбирательство дела обособлены и осуществляются различными органами и лицами. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты и не выражает каких бы то ни было интересов, кроме интересов закона.

Участвующие в уголовном судопроизводстве стороны пользуются равными правами и наделены уголовно-процессуальным законом равными возможностями в защите своей позиции. Они избирают свою позицию, способы и средства ее отстаивания самостоятельно и независимо от суда, других органов или лиц. А суд основывает приговор лишь на тех доказательствах, к участию в исследовании которых стороны имели равный доступ.

Осуществление правосудия исключительно судебными инстанциями

В развитие положения ст. 114 Конституции РМ о том, что правосудие по уголовным делам осуществляется именем закона только судебными инстанциями, ст. 25 УПК РМ подчеркивает, что создание незаконных судов запрещено. Приговоры и другие судебные решения, вынесенные незаконно созданными судами, не имеют юридической силы и не подлежат исполнению.

Никто не может быть обвинен в совершении преступления, а также никто не может быть подвергнут уголовному наказанию кроме как на основании окончательного решения судебной инстанции, вынесенного согласно УПК. Компетенция судебной инстанции и пределы ее юрисдикции, порядок судопроизводства не могут быть изменены произвольно для определенных категорий дел или лиц, равно как и для определенной обстановки или на какой-либо период времени. Приговоры и другие судебные решения по уголовным делам могут быть подвергнуты проверке только соответствующими судебными инстанциями согласно УПК.

Независимость судей и подчинение их только закону

Положение ст. 116 Конституции РМ о том, что при осуществлении правосудия по уголовным делам судьи независимы и подчиняются только закону, получило дальнейшее развитие и конкретизацию в ст. 26 УПК РМ, согласно которой судьи разрешают уголовные дела в соответствии с законом, в условиях, исключающих постороннее воздействие на них, сообразуясь со своим внутренним убеждением, основанным на исследованных в ходе соответствующей судебной процедуры доказательствах. Правосудие по уголовным делам должно отправляться без какого-либо вмешательства. Судья обязан противиться любой попытке оказать давление на него. Оказание давления на судью в ходе разрешения уголовных дел в целях повлиять на принимаемые им решения влечет за собой ответственность, установленную законом.

Свободная оценка доказательств

Впервые закрепляя данное положение в качестве принципа уголовного судопроизводства в целом, УПК РМ требует, чтобы судья и лицо, осуществляющее уголовное преследование, оценивали доказательства, сообразуясь со своим внутренним убеждением, сложившимся в результате изучения всех имеющихся доказательств. При этом закон устанавливает, что ни одно доказательство не имеет заранее установленной убедительной силы (ст. 27).

Официальный характер уголовного процесса. Данное требование больше известно как принцип публичности. УПК РМ обязывает прокурора и орган уголовного преследования в пределах их компетенции начинать уголовное преследование и производить необходимые действия для установления уголовного деяния и виновного лица в каждом случае получения сообщения о совершении преступления. Судебная инстанция производит процессуальные действия по собственной инициативе и в пределах своей компетенции, кроме случаев, предусмотренных законом, когда такие действия производятся по требованию сторон процесса (ст. 28).

Как мы уже отметили, приведенные выше принципы уголовного судопроизводства законодатель Молдовы именует общими. Это дает основание предполагать наличие, наряду с общими, также и принципов отдельных стадий или этапов уголовного процесса. Однако, на наш взгляд, действие принципов уголовного процесса, как основополагающих идей и требований, не может быть ограничено рамками какой-либо одной стадии судопроизводства, а должно распространяться на все институты и стадии уголовно-процессуальной деятельности, на всех субъектов, ее осуществляющих.

Видимо, поэтому УПК РМ не предусматривает, наряду с «общими» принципами, принципов отдельных стадий процесса, а устанавливает общие правила производства уголовного преследования и отдельно – судебного разбирательства, именуя их соответственно общими положениями и общими условиями. В данных правилах отражаются и конкретизируются принципы процесса применительно к той или иной фазе уголовного судопроизводства. Они вытекают из принципов и представляют собой основные процессуальные гарантии их реализации, определяют специфику и существенные стороны процессуальной деятельности органов уголовного преследования и судебных инстанций.

Следует отметить, что некоторые положения, закрепленные законодателем в качестве принципов, распространяют свое действие не на весь уголовный процесс, а лишь на его отдельные стадии. Например, такое требование как гласность может касаться лишь судебного разбирательства и практически неприемлемо для досудебного производства, где, в соответствии со ст. 212 УПК и ст. 315 УК РМ, необходимо сохранять конфиденциальность. Рассмотрение вопросов применения предварительного ареста и альтернативных ему мер пресечения судья проводит в закрытом судебном заседании (ч. 2 ст. 308 УПК РМ) и т.д.

Поэтому, на наш взгляд, требование о соблюдении гласности было бы правильнее отнести не к принципам уголовного судопроизводства в целом, а к общим условиям судебного разбирательства (как это сделано, например, в УПК России). По-видимому, не случайно Концепция судебно-правовой реформы в Республике Молдова (Раздел II) и Закон о судоустройстве (ст. 10) не относят положение о гласности к принципам правосудия, и законодатель Молдовы практически буквально воспроизводит его в разделе УПК, регламентирующем общие условия судебного разбирательства.

Новый УПК РМ, по сравнению с ранее действовавшим,  существенно развил принцип обеспечения права на защиту, сделал его более емким и содержательным. Однако законодатель по-прежнему право на защиту фактически сводит в основном к возможности пользоваться помощью защитника или адвоката, что в значительной мере ограничивает его содержание и значение в решении задач уголовного судопроизводства. Как нам представляется, было бы правильнее рассматривать право на защиту как комплекс прав любого лица, вовлеченного в сферу уголовного преследования и судопроизводства в целом, дающих ему необходимую и реальную возможность участвовать в исследовании обстоятельств дела и отстаивать свои интересы. Этот комплекс включает права: знать в чем состоит подозрение или обвинение, оспаривать его, заявлять отводы и ходатайства, обжаловать любые процессуальные действия и решения и, конечно же, пользоваться помощью адвоката или защитника и др.

Объявляя принципом уголовного процесса требование об осуществлении в разумные сроки уголовного преследования и судебного разбирательства, УПК РМ, вместе с тем, предусматривает конкретные сроки осуществления большинства процессуальных действий и актов ( задержания, допроса, мер пресечения, обжалования, уведомления и т.п.). Следовательно, данное требование касается лишь сроков окончания уголовного преследования и судебного разбирательства. Поэтому логичнее было бы отнести его не к принципам, а к общим правилам (условиям) соответственно уголовного преследования и судебного разбирательства. Тем более, что в ст. 259 УПК РМ это положение повторяется, но применительно к уголовному преследованию, как его общее положение.

Заметим, что в законодательном закреплении данного требования многие научные и практические работник видят условие, благоприятствующее волоките в осуществлении производства по уголовному делу. Однако такая волокита нередко имела место и до появления этого принципа в уголовно-процессуальном законе. На наш взгляд, данное нормативное положение не нуждается в существенном изменении и не будет причиной возможных чрезмерно длительных сроков осуществления уголовного преследования и судебного разбирательства по делу, если прокуроры и судебные инстанции последовательно, неуклонно и в полной мере будет выполнять требование закона об установлении конкретных, но реальных сроков производства по делу и осуществлении действенного контроля за их соблюдением соответственно органами уголовного преследования и судьями (ч.ч. 4 и 5 ст. 20, п.п. 3 и 7 ч.1 ст. 52, ч. 2 ст. 270 УПК и др.).

Соблюдение рассмотренных правовых положений и требований как принципов уголовного судопроизводства, безусловно, является важнейшей гарантией осуществления подлинного правосудия, эффективной защиты личности, ее прав и свобод.

Нормативные источники

  1. Всеобщая декларация прав человека. Принята в Нью-Йорке 10 декабря 1948 г.
  2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Заключена в Риме 4 ноября 1950 г.
  3. Международный Пакт о гражданских и политических правах. Подписан в Нью-Йорке 16 декабря 1966 г.
  4. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих видов обращения и наказания. Принята в Нью-Йорке 10 декабря 1984 г.
  5. Конституция Республики Молдова. Принята 29 июля 1994 г. Опубликована в официальном Мониторе № 1, август 1994 г.
  6. О судоустройстве. Закон Республики Молдова от 6 июля 1995 г. Опубликован в Официальном Мониторе № 58 от 19 октября 1995 г.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова. Принят 14 марта 2003 г. Опубликован в Официальном Мониторе № 104-110 от 7 июня 2003 г.
  8. Об утверждении Концепции судебно-правовой реформы в Республике Молдова. Постановление Парламента Республики Молдова от 21 июня 1994 г. Опубликовано в Мониторе № 6, 1994 г.

Опубликована: Труды Современного Гуманитарного Института. Кишинев. 2006, выпуск 3.

Добавить комментарий