Меню

Милушев Дмитрий Васильевич

Исследование проблем уголовного судопроизводства, сравнительное правоведение

Конституционные права лиц, пострадавших от преступления, и их обеспечение в уголовном судопроизводсьве Республики Молдова

Милушев Д.В. доктор права, конференциар университар

Конституция Республики Молдова [1] закрепила важнейшие права граждан, в том числе: равенство всех перед законом и властями (ст. 16), свободный доступ к правосудию (ст. 20), свободу обжалования административных актов государственной власти (ст. 53), а также требование о недопустимости ограничения конституционных прав и свобод граждан (ст. 54).

Данные конституционные положения получили свое дальнейшее закрепление и развитие в новом Уголовно-процессуальном кодексе [2], принятом в 2003 году в рамках проводимой в стране судебно-правовой реформы, который в соответствии с нормами Конституции Республики Молдова и международных конвенций [3] закрепил широкий перечень прав участников процесса, принципов, определяющих демократическое построение уголовного судопроизводства, наиболее полно отражающих его сущность, содержание, характеризующих самые важные его свойства [4].

Однако анализ соответствующих норм УПК и практики их применения показывает, что в республике отсутствует достаточный опыт реализации данных конституционных положений в правотворческой и правоприменительной практике. Об этом свидетельствует имеющая место некоторая несогласованность отдельных правовых норм в регламентировании института правового положения лиц, пострадавших от преступления, и приводящая к неоправданному ограничению их конституционных прав, возможности активно отстаивать в уголовном судопроизводстве свои законные интересы.

Так, в пункте 11 части (1) статьи 60 УПК закрепляется право потерпевшего обжаловать решение судебной инстанции лишь относительно причиненного ему ущерба. Но ведь законные интересы потерпевшего могут касаться не только причиненного ему ущерба. Тем не менее, какие-либо дополнения или ограничения данного права при этом не оговорены и отсутствуют какие-либо ссылки на другие статьи закона. Следовательно, данным правом и в указанных пределах лицо может пользоваться по любому уголовному делу, по которому оно участвует в качестве потерпевшего.

Одновременно в пункте 3 части (1) статьи 401 УПК указывается, что потерпевший вправе обжаловать судебное решение первой инстанции но уголовным делам в целом, но лишь в случаях, когда производство по делу начинается только по его предварительной жалобе в предусмотренном законом порядке. Из смысла данной нормы следует, что, во-первых, потерпевший может обжаловать судебное решение только по вопросам, касающимся причиненного ему ущерба, и, во-вторых, если уголовное преследование было начато по инициативе прокурора или органа уголовного преследования или в результате поступивших доноса либо явки с повинной или по жалобе пострадавшего, т е. не в порядке, предусмотренном статьей 276 УПК, потерпевший, увы, не вправе обжаловать судебное решение.

Круг же преступлений, предусмотренных частью (1) статьи 276 УПК, является более чем ограниченным — около двух десятков составов преступлений, больше половины которых – незначительные преступления, а остальные — средней тяжести. Таким образом по подавляющему большинству уголовных дел потерпевший не может обжаловать приговор и другие решения судебной инстанции, даже если они вынесены по делу о тяжком или особо тяжком преступлении.

В то же время свидетель, эксперт, переводчик и любое другое лицо, законные интересы которого были ущемлены каким-либо действием или актом судебной инстанции, имеет право обжаловать ее решение по любому уголовному делу с его участием. Следовательно, данные участники находятся в более благоприятном положении, нежели потерпевший.

Законодатель, ограничивая право потерпевшего на обжалование судебных решений, ставит его в неравное положение и с основным участником противоположной стороны уголовного судопроизводства — подсудимым, который может обжаловать в апелляционном порядке любое судебное решение по уголовному делу, в том числе и в части, относящейся к гражданскому иску, оправдательный приговор, приговор и прекращении производства по делу.

Такой подход законодателя не согласуется и с принципом состязательности в уголовном процессе, закрепленном в статье 24 УПК, в соответствии с которым участвующие в уголовном судопроизводстве стороны обвинения и защиты и лица, их представляющие, должны иметь равные возможности для реализации своих прав и защиты своих законных интересов, пользоваться равными правами и наделяться уголовно-процессуальным законом равными возможностями в защите своей позиции.

Представляется, что никакое ограничение прав лица, пострадавшего от преступления, на обжалование судебного решения не может быть признано целесообразным, так как, во-первых, обжалование служит важной гарантией обеспечения прав и законных интересов потерпевшего и других участников уголовного судопроизводства и, во-вторых, оно является не менее важным средством выявления нарушений уголовно-процессуального закона, гарантией обеспечения интересов правосудия.

Интересы лица, пострадавшего от преступления, на наш взгляд, не учитываются в должной мере и при заключении с обвиняемым соглашения о признании вины. В частности, в пункте 10 части (1) статьи 60 УПК закреплено право потерпевшего уведомляться органом головного преследования о принятии решений, затрагивающих его права в интересы. Думается, к таковым относится и решение прокурора о заключении с обвиняемым соглашения о признании вины, его условиях и связанных с ним процессуальных последствиях, а указанному праву потерпевшего должна корреспондировать обязанность прокурора – в случае заключения с обвиняемым соглашения о признании вины ознакомить лицо, пострадавшее от преступления, с материалами дела, сделать уведомление потерпевшему о том, когда и в какой суд направлено уголовное дело и что рассмотрение уголовного дела в этой связи будет проводиться по сокращенной процедуре.

Наличие в УПК соответствующих правовых положений должно помочь потерпевшему более качественно реализовывать свои права и отстаивать свои законные интересы в последующих стадиях уголовного судопроизводства. Однако анализ статей 504 — 509 УПК, регламентирующих процедуру заключения с обвиняемым соглашения о признании вины, показывает, что таких положений они не содержат. Более того, ни в одной из них ни пострадавший, ни потерпевший, ни гражданский истец даже не упоминаются, а, по смыслу части (6) статьи 505 УПК, перед направлением в судебную инстанцию дела с соглашением о признании вины материалы дела для ознакомления в соответствии с требованиями статей 293 и 294 VIIK предъявляются лишь обвиняемому и его защитнику.

Согласно статье 508 УПК «в случае принятия судебной инстанцией определения, которым было утверждено соглашение о признании вины, она приступает к судебным прениям относительно меры наказания. Судебные прения состоят из речей прокурора, защитника и подсудимого, которые могут еще раз высказаться в форме реплики». Из этого следует, что ни потерпевший, ни гражданский истец в прениях не участвуют и не могут высказаться по вопросам удовлетворения их требований. Между тем это противоречит положениям части (2) статьи 177 и статьи 379 УПК, согласно которым судебные прения во всех случаях должны состоять из речей прокурора, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, защитника и подсудимого, если защитник не участвует в данном деле или подсудимый просит слова. После выступления всех участников прений каждый из них может выступить еще раз с репликой.

В УПК отсутствуют и положения, касающиеся гражданского иска в случае заключения с обвиняемым соглашения о признании вины. Законом, например, не урегулирована возможная по делам данной категории ситуация, когда обвиняемый признает себя виновным в совершении преступления, но при этом не согласен с предъявленным иском или его размером.

И, наконец, в части (6) статьи 509 УПК указано, что приговор постановленный в связи с соглашением о признании вины, может быть обжалован в кассационном порядке только в отношении процессуальных ошибок и установленной меры наказания. Сопоставление данного положения с положениями статьи 401 УПК показывает, что как потерпевший, так и гражданский истец не вправе обжаловать такой приговор, что вряд ли может способствовать должному обеспечению прав и законных интересов данных участников. Между тем интересы правосудия требуют, чтобы и в случае признания обвиняемым своей вины и применения в этой связи сокращенной процедуры судебною разбирательства также учитывались права и законные интересы всех участников процесса, в том числе и лица, пострадавшего от преступления. Наверное, не случайно в странах, в которых имеются правовые институты, аналогичные рассматриваемому, законодатели признание обвиняемым вины и его согласие на упрощенный порядок судебного производства увязывают или с уведомлением об этом потерпевшего и выяснением его отношения к применению такой процедуры или с обязательным возмещением причиненного ему имущественного вреда. В результате права и законные интересы потерпевшего и гражданского и истца оказываются в большей степени защищенными законом.

Так, по УПК Российской Федерации [5], если потерпевший возражает против проведения ускоренной процедуры судебного разбирательства в связи с согласием обвиняемого с предъявленным обвинением и заявленным им ходатайством, уголовное дело рассматривается в общем порядке (статьи 314 — 317). По УПК Республики Болгария [6], прекращение судом уголовного производства при наличии соглашения между прокурором, защитником и обвиняемым допускается лишь при условии возмещения причиненного преступлением имущественного вреда или его обеспечения (статьи 414ж — 414к).

Таким образом, анализ правового положения лица, которому в связи с совершением преступления причиняется нередко огромный моральный, физический и материальный ущерб, остающийся зачастую невозмещенным, позволяет нам сделать вывод о необходимости и возможности дальнейшего расширения прав данного лица и гарантий их обеспечения на всех этапах уголовного судопроизводства, приведения их и полное соответствие как с конституционными нормами, так и с принципами уголовного судопроизводства.

Литература:

1. Конституция Республики Молдова. Принята 29 июля 1994 г.; Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Заключена в Риме 4 ноября 1950 г.;
2. Международный Пакт о гражданских и политических правах. Подписан в Нью-Йорке 16 декабря 1966 г.
3. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова. Принят 14 марта 2003 г.
4. Всеобщая декларация прав человека. Принята в Нью-Йорке 10 декабря 1948 г.
5. Доля Игорь. Новый Уголовно-процессуальный кодекс — прогрессивный законодательный акт, соответствующий стандартам Европы. Газета «Право», № 12(37), июнь 2003 г.
6. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова. Принят 24 марта 1961 г. Утратил силу 12 июня 2003 г.
7. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Болгария. Принят 31 октября 1974 г.

Опубликована в кн.: Актуальные проблемы современности: научный поиск и пути решения: Материалы конф. профессор.-преподават. cостава и студентов по итогам научно-исслед. работы за 2005/06 учеб. год. – Ch. Valinex, 2006, c. 151-155.

Добавить комментарий