Меню

Милушев Дмитрий Васильевич

Исследование проблем уголовного судопроизводства, сравнительное правоведение

Некоторые аспекты совершенствования института задержания в уголовно-процессуальном праве Республики Молдова

Д.В. Милушев, доктор права

Законодатель Республики Молдова в последние годы в значительной мере усовершенствовал институт уголовно-процессуального задержания. Однако имеющая место некоторая несогласованность и неточность отдельных правовых положений и терминов убеждают в необходимости дальнейшего развития данного института в соответствии с требованиями законодательной техники, расширения гарантий обеспечения законности и обоснованности задержания, прав и законных интересов подозреваемого.

Ключевые слова: свобода и личная неприкосновенность, меры процессуального принуждения, меры пресечения, подозреваемый, основания, условия и мотивы  задержания.

Актуальность темы. Одной из важнейших проблем, стоящих перед юриспруденцией, является проблема законности и обоснованности применения мер уголовно-процессуального принуждения и, прежде всего, задержания лица, подозреваемого в совершении преступления.

Исключительность данной меры уголовно-процессуального принуждения определяется, во-первых, тем, что она широко применяется органами уголовного преследования в их процессуальной деятельности самостоятельно, вне предварительного прокурорского и судебного контроля, а во-вторых, на основаниях, которые не предполагают доказанности виновности задерживаемого лица в совершении преступления.

Изложение основных положений. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова (далее УПК РМ) [4] меры государственного принуждения, применяемые в сфере уголовного судопроизводства органом уголовного преследования, прокурором и судебной  инстанцией, именует мерами уголовно-процессуального принуждения. Различие характера, оснований, целей и процедуры применения мер уголовно-процессуального принуждения обусловило разделение их законодателем на три группы:

  • задержание лица, подозреваемого в совершении преступления (глава I раздела V УПК РМ;
  • меры пресечения (глава II раздела V УПК РМ);
  • иные меры процессуального принуждения (глава III раздела V УПК РМ).

Первым и особым видом мер государственного принуждения, применяемым в сфере уголовного судопроизводства, законодатель называет задержание, применяемое к лицам, подозреваемым в совершении преступления.

Действовавшее до июня 2003 года в Республике Молдова законодательство не содержало четкого определения задержания, применяемого к лицам, подозреваемым в совершении преступления.  Анализ норм, прежде всего содержащихся в пункте 40) статьи 6 и статье 165 УПК РМ, регламентирующих понятие, основания, условия и порядок задержания подозреваемого, их места в системе норм УПК РМ показывает, что задержание подозреваемого законодателем характеризуется как мера уголовно-процессуального принуждения, заключающаяся в лишении лица свободы и кратковременном, но не более 72 часов, содержании под стражей в местах и условиях, определенных законом.

Задержание, является весьма эффективной мерой уголовно-процессуального принуждения. Посредством своевременно проведенного задержания органы уголовного преследования получают возможность: воспрепятствовать лицу, заподозренному в совершении преступления, довести до конца преступные действия; предотвратить совершение им новых преступлений; установить его личность, если она неизвестна; лишить его возможности скрыться, уничтожить следы преступления или иным способом помешать установлению истины по уголовному делу.

В соответствии со статьей 9 Международного пакта о гражданских и политических правах «каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом» [1, с. 231].

Данное положение Международного пакта получило закрепление в Конституции Республики Молдова [2], статья 25 которой гласит: «Право на свободу и личную неприкосновенность ненарушимо. Обыск, задержание или арест лица допускаются только в случаях и порядке, предусмотренных законом».

Поскольку задержание непосредственно затрагивает гарантированные международными правовыми актами и Конституцией Республики Молдова свободу и неприкосновенность личности, исходя из важности места, занимаемого задержанием в системе  правовых средств, предоставляемых органам уголовного преследования для решения задач уголовного судопроизводства, законодатель РМ подробно регламентирует институт задержания лица, подозреваемого в совершении преступления: формулирует понятие, виды, основания и процессуальный порядок задержания, закрепляет широкие права задержанного лица и гарантии их обеспечения в процессе уголовного судопроизводства (ст. 165-174 УПК РМ).

Важными обстоятельствами, характеризующими задержание лица,  подозреваемого в совершении преступления, являются цель, основания, мотивы и момент задержания.

Цель задержания: 1) создание необходимых условий для выяснения степени причастности задержанного к преступлению, 2) разрешение вопроса о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу.

Основания задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, законодателем  закреплены в статье 166 УПК РМ. Согласно данной статье орган уголовного преследования вправе задержать лицо лишь в случае, когда имеется одно из следующих оснований:

  1. лицо застигнуто на месте преступления;
  2. очевидец, в том числе пострадавший, прямо указывает на данное лицо как на совершившее преступление;
  3. на теле или одежде, в жилище или транспортном средстве этого лица обнаруживаются явные следы преступления;
  4. на месте преступления обнаружены оставленные этим лицом следы;
  5. имеются в наличии иные обстоятельства, дающие разумное основание подозревать лицо в совершении преступления;

Проводя сравнительный анализ соответствующих норм уголовно-процессуального законодательства Республики Молдова, законодательства Российской Федерации, Республики Украина и Республики Беларусь, нельзя не отметить, что законодатель Республики Молдова в значительной мере усовершенствовал институт задержания лица, подозреваемого в совершении преступления. Его нормы более четко и подробнее регламентируют основания, порядок и условия задержания. Ранее имевшие место неточности и пробелы в этом исключительно важном правовом институте устранены. Законом предусмотрены существенные гарантии обеспечения законности и обоснованности задержания, прав и законных интересов подозреваемого.

Так, в отличие от УПК РМ Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее УПК РФ) [6]  в статье 91 не предусматривает в качестве основания для задержания лица обнаружение явных следов преступления в транспортном средстве этого лица, а так же обнаружение на месте преступления следов, оставленных этим лицом.

Согласно части (1) статьи 166 УПК РМ и части 1 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее УПК Республики Беларусь) [5], задержать подозреваемое лицо можно, если пострадавший прямо указывает на данное лицо как на совершившее преступление. УПК России (в статье 91) и Уголовный процессуальный кодекс Украины (в статье 208) (далее УПК Украины) [7], предусматривая подобное основание, говорят при этом не о пострадавшем, а о потерпевшем, указывающем на лицо как на совершившее преступление.

На наш взгляд, формулировка такого основания молдавским и беларусским законодателями является более удачной, так как пострадавшим лицо становится с момента совершения против него преступления, а потерпевший, как участник уголовного процесса, появляется значительно позже — только после вынесения постановления о признании потерпевшим лица, пострадавшего от преступления. Использование показаний пострадавшего о том, кто и как совершил против него преступление, имеет исключительно важное значение, как основание для задержания подозреваемого, в тех случаях, когда задержание лица, регистрация преступления и начало уголовного преследования практически осуществляются одновременно и до признания лица потерпевшим по уголовному делу (часть (4) статьи 166 УПК РМ).

Как свидетельствует практика, явные следы преступления нередко обнаруживаются не только на одежде лица, но и других используемых подозреваемым вещах, при нем, не только в его жилище, но и в иных используемых им помещениях, например, подсобном помещении, гараже, его рабочем месте.

В этой связи молдавскому законодателю, на наш взгляд, следовало бы, по примеру законодателя Республики Беларусь, третье основание для задержания подозреваемого (пункт 3 части (1) статьи 166 УПК РМ) дополнить новыми обстоятельствами и сформулировать следующим образом: «на теле или одежде или других используемых им вещах, при нем, в жилище, иных используемых им помещениях, на рабочем месте (выделено нами) или транспортном средстве этого лица обнаруживаются явные следы преступления».

Но даже при наличии любого из перечисленных выше оснований орган уголовного преследования вправе задержать лицо лишь при условии, если имеются разумные подозрения в совершении данным лицом преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более одного года. То есть, если лицо подозревается в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до одного года включительно, такое лицо не может быть задержано в уголовно-процессуальном порядке. Данное условие уголовно-процессуального задержания является общим для всех оснований задержания, предусмотренных статьей 166 УПК РМ.

Положение закона, определяющее данное условие задержания лица, подозреваемого в свершении преступления, подчеркивает гуманность молдавского законодателя, его приверженность европейским ценностям, нормам, стандартам защиты и обеспечения права человека на свободу и личную неприкосновенность. Это обстоятельство обращает на себя внимание в процессе сравнения молдавского уголовно-процессуального законодательства с законодательством Республики Беларусь, Российской Федерации и Украины, которые не устанавливают минимального срока лишения свободы и позволяют задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до одного года.

Кроме оснований, перечисленных в части (1) статьи 166 УПК РМ, законодатель Республики Молдова наделяет органы уголовного преследования и прокурора правом осуществления задержания также при наличии иных обстоятельств, дающих разумное основание подозревать лицо в совершении преступления (ч. (2) ст. 166 УПК РМ).

Поскольку иные обстоятельства четко не определены законодателем, полагаем, что под иными обстоятельствами следует понимать данные, полученные в ходе уголовного преследования, в процессе собирания, проверки и оценки доказательств по уголовному делу. Например, лицо находилось на месте или в непосредственной близости от места преступления незадолго до или после его совершения, либо было застигнуто при попытке сбыть похищенное имущество, высказывало в адрес пострадавшего реальную угрозу и т.п.

Однако задержание лица при наличии иных обстоятельств, дающих разумное основание подозревать лицо в совершении преступления, законодатель допускает лишь при наличии хотя бы одного из двух дополнительных условий: а) в случае, если лицо пыталось скрыться, b) либо если не установлена его личность. В случае отсутствия данных дополнительных условий лицо не может быть задержано при наличии иных обстоятельств, дающих разумное основание подозревать его в совершении преступления.

Такое основание для задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, как наличие иных обстоятельств, предусмотрено также в законодательстве Российской Федерации и Республики Беларусь, и именуется наличием «иных данных, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления» (ст. 91 УПК РФ) либо «других достаточных оснований подозревать лицо в совершении преступления» (ст. 108 УПК Республики Беларусь).

При этом законодатели этих стран применение данного основания для задержания связывают с более широким перечнем дополнительных условий. В частности, кроме двух выше указанных условий (предусмотренных в УПК РМ)  УПК РФ называет и такие условия:

  • если лицо не имеет постоянного места жительства;
  • либо если следователем, с согласия руководителя следственного органа, или дознавателем, с согласия прокурора, в суд направлено ходатайство об избрании в отношении указанного лица меры пресечения в виде заключения под стражу.

УПК Республики Беларусь в качестве дополнительных условий задержания называет также:

  • отсутствие у лица постоянного места жительства;
  • или проживание в другой местности.

В УПК Украины такое основание как «наличие иных данных» или «наличие других достаточных оснований» для задержания лица по подозрению в совершении преступления не предусмотрено.

Задержание лица по любому из оснований, предусмотренных частями (1) и (2) статьи 166 УПК РМ, может быть произведено также при условии, если имеются разумные основания полагать, что лицо, подозреваемое в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более одного года, может:
а) скрыться от уголовного преследования,
b) воспрепятствовать установлению истины,
c) или совершить другое преступление (часть (3) статьи 166 УПК РМ).

Обстоятельствами, дающими основание для таких опасений, могут быть, например, установленные в ходе уголовного преследования по делу непогашенная судимость подозреваемого (ст. 111 Уголовного кодекса Республики Молдова, далее УК РМ) [3], его  неоднократные судимости, высказывание или проявление намерения скрыться от уголовного преследования, попытка уничтожить доказательства либо воздействовать на потерпевшего или свидетеля с целью воспрепятствовать установлению истины по делу и т.п.

Мотивы задержания в УПК РМ именуются причинами задержания. И здесь нет какого-либо противоречия, так как, термины «мотив» и «причина» являются синонимами,  совпадающими или близкими по значению словами. Так, согласно Словарю русского языка С.И. Ожегова, мотив — это «побудительная причина, повод к какому-нибудь действию». А причина – это «основание, предлог для каких-нибудь действий» [11, c. 320, 535].

Из анализа частей (1) и (3) статьи 166 УПК РМ следует, что мотивом (причиной) применения данной меры уголовно-процессуального принуждения может быть основанное на объективных обстоятельствах уголовного дела субъективное мнение лица, осуществляющего уголовное преследование по конкретному делу, о том, что подозреваемый, оставаясь на свободе, может совершить другое преступление, воспрепятствовать производству по уголовному делу, уничтожить следы преступления или иные доказательства, уклониться от уголовного преследования. Закон требует, чтобы мотивы задержания были отражены наряду с его основаниями в протоколе задержания (ч. (1) ст. 167 УПК РМ).

УПК РМ проводит четкую грань между моментом задержания как «моментом лишения лица свободы» и моментом («датой и часом») составления протокола задержания. Согласно части (1) статьи 167 УПК РМ, моментом задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, следует считать «год, месяц, день и час задержания», т.е. момент фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления.

Именно с этого момента между компетентным должностным лицом, применившим данную меру уголовно-процессуального принуждения, и подозреваемым возникают правоотношения, глубинный смысл которых заключается в том, что гражданин на определенный промежуток времени утрачивает свободу, подлежит пребыванию под стражей. Он обязан подчиниться задержанию, а неподчинение и сопротивление пресекаются силой с соблюдением правил уголовно-правовых институтов необходимой обороны, крайней необходимости и правомерности вреда, причиненного при задержании. Протокол же задержания составляется чаще всего после захвата и доставления задержанного в орган уголовного преследования, установления его личности и выяснения степени его причастности к преступлению  [8, c. 151].

Понятие, основания, порядок уголовно-процессуального задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, уведомление о задержании, а также основания и порядок освобождения задержанного лица регламентируются положениями статей 165-174 Главы I Раздела V УПК РМ, именуемого «Меры уголовно-процессуального принуждения».

Статья 175 Главы II, данного Раздела УПК РМ, названной «Меры пресечения», дает перечень мер пресечения: подписка о невыезде из местности, подписка о невыезде из страны, личное поручительство, поручительство организации, временное лишение водительских прав, передача военнослужащего под наблюдение, передача несовершеннолетнего под присмотр, временное освобождение под судебный контроль, временное освобождение под залог, домашний арест, предварительный арест. Как видим, данный перечень мер пресечения является исчерпывающим, и законодатель  задержание в него не включает.

Вместе с тем, часть (4) статьи 195 УПК РМ гласит: «в случае изменения меры пресечения в виде задержания или временного ареста (выделено нами) или ее отмены соответствующий орган в тот же день направляет копию своего решения администрации места содержания под стражей». Такая формулировка нормы, содержащейся в статье 195 УПК, дает основание считать, что законодатель, тем не менее, относит задержание к мерам пресечения. Однако такой вывод и содержание указанной нормы противоречат как структуре УПК РМ (Раздел V, Главы I, II и III), так и содержанию статьи 175 УПК РМ, не относящим задержание к  мерам пресечения.

Отметим, что попытка отнести задержание к мерам пресечения предпринималась и в научной литературе. Так, по мнению И.Л. Петрухина, задержание – это в определенном смысле разновидность мер пресечения, поскольку его основное значение – предупредить уклонение подозреваемого от следствия и суда, пресечь его преступную деятельность, не допустить фальсификацию доказательств [12, c. 8]. Аналогично рассматривает данную проблему и другой российский ученый С.П. Ефимичев [10, c. 25]. Трактует задержание именно как меру пресечения и молдавский ученый-процессуалист Н.А. Белый [9, c. 59].

Однако с данным мнением уважаемых процессуалистов мы не можем согласиться. Если следовать их логике, то к мерам пресечения следовало бы отнести не только задержание, но и любую меру, относимую законодателем к группе иных мер уголовно-процессуального принуждения: обязательство о явке, привод, временное отстранение обвиняемого от должности и др. (ст. 197-210 УПК РМ). Все эти меры уголовно-процессуального принуждения предусмотрены законодателем и применяются в уголовном судопроизводстве в целях пресечения и предупреждения противоправных действий подозреваемого и обвиняемого.

По нашему глубокому убеждению, задержание не является мерой пресечения. По своему определению, содержанию, основаниям, условиям, цели, сроку и процессуальному порядку применения задержание, являясь мерой уголовно-процессуального принуждения, вместе с тем, принципиально отличается от любой меры пресечения. Не случайно законодатель все меры уголовно-процессуального принуждения делит на три группы (вида): задержание (ст. 165-174 УПК РМ), меры пресечения (ст. 175-196 УПК РМ) и иные меры уголовно-процессуального принуждения (ст. 197-210 УПК РМ).

Полагаем, что законодатель Молдовы в данном случае (в статье 195 УПК РМ), именуя задержание мерой пресечения, проявил определенную непоследовательность, которую необходимо устранить путем внесения изменения в часть (4) указанной статьи, сформулировав ее следующим образом: «в случае освобождения задержанного лица либо изменения меры пресечения в виде временного ареста или ее отмены соответствующий орган в тот же день направляет копию своего решения администрации места содержания под стражей».

Summary

Abstract. The legislator of the Republic of Moldova has improved greatly the institute of criminally-remedial detention recently. However, some inconsistence and incorrectness of certain legal provisions and terms make it necessary to improve further the institution in accordance with the requirements of legislative techniques, to expand guarantees of legality and validity of detention, rights and legal interests of the suspect.
Key words: freedom and personal inviolability, measures of procedural compulsion, preventive measures, the suspect, grounds, conditions and reasons for detention.

Литература:

Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года. В кн. ООН: Права человека и борьба с преступностью: Сборник международных документов. Мн.: Беларусь, 1990.

  1. Конституция Республики Молдова (29 июля 1994 г.). Monitorul Oficial, № 1 от 12 августа 1994 г.
  2. Уголовный кодекс Республики Молдова. Закон Республики Молдова № 985-XV от 18 апреля 2002 года. Monitorul Oficial № 128-129 от 13 сентября 2009 года. Повторное опубликование: Monitorul Oficial № 72-74 от 14 апреля 2009 года.
  3. Уголовно-процессуальный Кодекс Республики Молдова. Закон Республики Молдова № 122-XV от 14 марта 2003 г. Monitorul Oficial, № ­104-110 от 07.06.2003 г. Повторное опубликование: Monitorul Oficial № 248-251 от 5 ноября 2013 г.
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь. Принят Палатой представителей 24 июня 1999 года. Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года. – Мн.: Амалфея, 2006.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Принят Государственной Думой 22 ноября 2001 года. Одобрен Советом Федерации 5 декабря 2001 года. М.: Эксмо, 2012.
  6. Уголовный процессуальный кодекс Украины. Закон Украины № 4651-VI от 13 апреля 2012 г. // Голос Украины № 90-91 (5340-5341) от 19 мая 2012 г. – С. 9-49.
  7. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). М.: КНОРУС, 2008.
  8. Белый Н.А. Процессуальный статус подозреваемого. Проблемы и пути их решения. Кишинев, 1998.
  9. Ефимичев С.П. Уголовно-процессуальное принуждение и ответственность, их место в решении задач предварительного расследования. Волгоград. 1987.
  10. Ожегов С.И. Словарь русского языка: Ок. 57 000 слов / Под ред. докт. филол. наук, проф. Н.Ю Шведовой. – М.: Рус. яз., 1981.
  11. Петрухин И.Л. Неприкосновенность личности и принуждение в уголовном процессе. М., 1989.

Статья опубликована в «Jurnalul Juridic Național: Teorie și Practică» S.R.L. 4 (14)-2015, с. 43-47.

Добавить комментарий