Меню

Милушев Дмитрий Васильевич

Исследование проблем уголовного судопроизводства, сравнительное правоведение

Некоторые вопросы совершенствования механизма обеспечения прав человека в гражданском и уголовном судопроизводстве

Милушев Д.В., доктор права, конференциар университар (доцент), заведующий кафедрой публичного права Славянского университета Молдовы.

Milushev D.V.
Some questions of perfection of the mechanism of maintenance of human rights in civil and criminal legal proceedings.

Аннотация

Анализ практики применения законодательства, показывает несовершенство национального механизма его реализации. Соблюдению прав человека в гражданском и уголовном судопроизводстве препятствуют, в частности, необеспечение должного перевода стороне, не владеющей государственным языком, чрезмерная длительность «разумных сроков» рассмотрения дел, вмешательство в судебную деятельность, субъективизм отдельных судей, недостаточность гарантий обеспечения независимости судей и справедливого правосудия.

Summary

The analysis of practice of application of the legislation, shows imperfection of the national mechanism of its realization. Observance of human rights in civil and criminal legal proceedings is interfered, in particular, not maintenance of due translation to the party which is not owning a state language, excessive duration of » reasonable terms » by disposals of legal proceeding, intervention in judicial activity, subjectivity of separate judges, insufficiency of guarantees of maintenance of independence of judges and fair justice.

Республики Молдова, как страна молодой демократии, неоднократно заявляла о своем неуклонном стремлении решительно и в полном объеме учитывать и соблюдать на практике права и свободы человека. Данное стремление ярко выражено в Декларации о суверенитете Республики Молдова, принятой Верховным Советом РМ 23.06.1990 г. [1], в Декларации о независимости Республики Молдова, принятой Парламентом РМ 27.08.1991 г. [2], и в Конституции Республики Молдова от 29.07.1994 г. [3].

Провозглашенные в Конституции положения о том, что достоинство человека, его права и свободы, справедливость являются высшими ценностями и гарантируются (ст. 1), а уважение и защита личности составляют первостепенную обязанность государства (ст. 16), возведены в ранг основ конституционного строя Республики Молдова.

В соответствии с данными положениями в статьях 24-54 Конституции закреплен широкий круг прав и свобод человека, которые получили дальнейшее развитие и конкретизацию в других органических законах Молдовы.
В частности, Гражданский процессуальный кодекс (далее — ГПК) [4] и Уголовно-процессуальный кодекс (далее — УПК) [5] Республики Молдова, в которых синтезирован мировой опыт развития и осуществления судопроизводства по гражданским и уголовным делам, не только предоставляют самые широкие процессуальные права его участникам, но и предусматривают соответствующие гарантии их обеспечения и соблюдения. Это свидетельствует о реальном приближении положений данных законов к европейским ценностям и стандартам в сфере судопроизводства.

Вместе с тем, анализ практики применения процессуального законодательства, юридических ошибок, явившихся причиной вынесения неправосудных судебных решений, показывает несовершенство национального механизма реализации законодательства, наличие определенных условий, препятствующих обеспечению прав человека в гражданском и уголовном судопроизводстве, и даже способствующих их нарушению.

Так, в соответствии со статьей 16 Конституции Республики Молдова, статьей 22 ГПК и статьей 9 УПК все лица равны перед законом, органом уголовного преследования и судебной инстанцией независимо от расы, цвета кожи, языка, национального происхождения, принадлежности к национальному меньшинству.

В статьях 15 Закона о функционировании языков на территории Молдавской ССР [6], 24 ГПК и 16 УПК Законодателем, в целях соблюдения декларируемого Конституцией равенства, закреплено правило, согласно которому участие в действиях по уголовному преследованию и судебном разбирательстве лиц, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается через переводчика.

Важными гарантиями обеспечения данного нормативного положения являются права участников процесса заявить отвод переводчику (ст.ст. 56 ГПК, 64 и 66 УПК), предлагать лиц для их назначения переводчиком, а также обязанность органа уголовного преследования и судебной инстанции перед началом процессуального действия установить личность и компетентность переводчика, предупредить его, на основании статьи 312 Уголовного кодекса РМ [7] об ответственности за заведомо неправильный перевод или уклонение от исполнения своих обязанностей (ст. 85 УПК).
Исключительно важной, на наш взгляд, гарантией обеспечения права пользования переводчиком является положение закона о том, что переводчиком должно быть лицо, «свободно владеющее языками, знание которых необходимо для перевода…, а также юридической терминологией». К сожалению, именно данному требованию не отвечает большинство лиц, назначаемых в качестве переводчиков как в гражданском, так и уголовном судопроизводстве. А без выполнения данного требования становится невозможным и соблюдение процессуального принципа языка судопроизводства и права пользования переводчиком (ст. 24 ГПК, ст. 16 УПК), а также конституционного принципа равенства всех перед законом и властями (ст. 16 Конституции РМ, ст. 22 ГПК, ст. 9 УПК).

Невыполнение данного требования закона делает формальным обеспечение права пользования переводчиком. Оно ведет к нарушению принципа состязательности и процессуального равноправия сторон — принципа, который гарантируется законом и должен обеспечиваться судебной инстанцией.

Необеспечение должного перевода стороне, не владеющей государственным языком или не говорящей на нем, ставит ее в менее выгодное положение по сравнению с другой стороной – владеющей государственным языком. А такая ситуация находится в явном противоречии с положениями статей 26 ГПК, 24 и 314 УПК, требующих от судебной инстанции предоставления участвующим в деле сторонам равных возможностей, достаточных и адекватных, во всестороннем и полном исследовании обстоятельств дела, для использования всех процессуальных средств защиты своей позиции по фактическим и правовым обстоятельствам, так чтобы ни одна из сторон не оказалась в менее выгодном положении по сравнению с другой.

Поэтому в качестве переводчиков – лиц, содействующих осуществлению правосудия в гражданском и уголовном судопроизводстве, должны назначаться только лица, соответствующие критериям, указанным в статье 85 УПК, т.е. действительно «свободно владеющие языками, знание которых необходимо для перевода…, а также юридической терминологией». Но это, как нам представляется, будет невозможным до тех пор, пока не будет надлежащим образом организована и систематически осуществляться специальная подготовка кандидатов в переводчики. Выполнение данной функции, на наш взгляд, можно было бы возложить на действующий в Республике Национальный институт юстиции [8].

Обеспечение прав человека в судопроизводстве в значительной мере связано и с продолжительностью сроков рассмотрения как гражданских, так и уголовных дел.

В соответствии со статьей 6 Римской конвенции 1950 года «О защите прав человека и основных свобод» [9] «каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона».

Данное право человека закреплено и в национальном законодательстве. В частности, статья 20 УПК требует, чтобы не только судебное разбирательство, но и уголовное преследование по делу осуществлялось в разумные сроки. Однако это право нередко нарушается, прежде всего, по объективным причинам, т.к. нагрузка на судебные инстанции является чрезмерной и имеет тенденцию к росту при неизменяющемся количестве судей. К примеру, в 2006 году судебными инстанциями Молдовы было рассмотрено 250525 дел. На каждого судью приходилось по 59 дел в месяц [10]. В 2007 году было рассмотрено 253127 дел, а месячная нагрузка на одного судью составила 66 дел [11].
При таком положении так называемые «разумные сроки» рассмотрения дел составляют по несколько месяцев, а порой и больше года. В результате право человека на рассмотрение его дела в разумные сроки нередко нарушается как органами уголовного преследования, так и судебными инстанциями.

Например, гражданское дело № 2-1421/07 о разрешении индивидуального трудового спора рассматривалось судом первой инстанции более 10 месяцев в ходе 11 заседаний, перерывы между которыми составляли от 6 до 66 дней. 10 месяцев мучительных ожиданий решения по делу, не считая еще 6 месяцев, в течение которых дело рассматривалось в апелляционной и кассационной инстанциях [12]! Тогда как, согласно статьям 192 ГПК и 355 Трудового кодекса РМ [13], заявления о разрешении индивидуального трудового спора судебные инстанции должны рассматривать в срок, не превышающий 30 рабочих дней.

Уголовное преследование по делу № 2003035090 о превышении служебных полномочий длилось более 10 месяцев, судебное разбирательство в первой инстанции осуществлялось в течение 14 месяцев в ходе 20 судебных заседаний [14]. И подобные случаи, к сожалению, не являются редкими, т.к. в законодательстве отсутствуют достаточные гарантии соблюдения процессуальных сроков, а имеющиеся – не эффективны.

Согласно статье 116 Конституции РМ, статье 20 ГПК и статье 26 УПК судебная власть в Молдове отделена от законодательной и исполнительной властей. Судьи судебных инстанций, при осуществления правосудия, независимы и подчиняются только закону. Любое вмешательство в судебную деятельность не допускается и влечет ответственность, предусмотренную статьей 303 УК. Данные положения закона должны служить существенной гарантией обеспечения независимости судей и справедливого правосудия.

Тем не менее, одной из причин вынесения неправосудных решений, следовательно, и нарушения прав человека в сфере судопроизводства, нередко называется контроль и вмешательство законодательной и исполнительной властей в деятельность судебных инстанций [15]. Однако при этом, как правило, стыдливо умалчивается о других, на наш взгляд, не менее опасных и весьма распространенных явлениях – вмешательстве частных лиц в судебную деятельность, субъективизме отдельных судей при осуществлении правосудия, подпитываемых, в том числе, и коррупцией, которая продолжает оставаться одним из самых серьезных препятствий на пути достижения социально-экономических целей национального общества [16].

Такого рода явления, к великому сожалению, существуют в молдавском обществе. «Нельзя отрицать, что некоторые судьи, действительно берут взятки», — считает главный редактор газеты «Право» В. Гуцу [17]. Согласно Глобальному барометру коррупции, разработанному «Transparency International», наиболее подверженными коррупции секторами являются полиция и судебная система [16, с. 26].

Серьезное беспокойство по этому поводу неоднократно высказывал и Президент страны Владимир Воронин. Выступая на заседании коллегии Министерства внутренних дел, Глава государства, говоря о коррупции в структурах дорожной полиции, отметил, что это явление годами укоренялось, а в настоящее время обрело такой размах, что представляет угрозу для безопасности государства и граждан. Нынешнюю ситуацию нельзя больше терпеть [18].
Обращаясь к судьям Президент подчеркнул: «Судья, преднамеренно допускающий ошибку, незаконно благоприятствуя одной из сторон, серьезно вредит авторитету правосудия. Более того, считаю, что там, где судьи зависимы от каких-либо субъективных факторов, правосудия нет, его место занимают те силы, которым подчинились судьи. В таких ситуациях правопорядок трудно обеспечить. При этом ставится под удар функционирование законодательной и исполнительной властей, появляются симптомы разрушения государственной власти как таковой». Как заявил далее Президент, нам необходимо «правосудие, не зависящее от личных и групповых интересов, от злоупотребления властью и коррупции, от халатности и непрофессионализма» [19].

Такое положение, на наш взгляд, является существенной причиной неэффективности судебной системы. Оно в значительной мере подрывает авторитет суда как органа правосудия, вызывает неуважение, недоверие общества к суду, прежде всего, у социально уязвимых категорий лиц и слоев населения, для которых закон, по образному выражению английского философа Фрэнсиса Бэкона, становится подобным паутине, в которой мелкие насекомые запутываются, а большие – никогда [20]. У граждан возникает страх перед правосудием, что вынуждает их искать другие, к сожалению, часто незаконные способы восстановления нарушенных прав [19], порой их агрессивное отношение к правосудию, следовательно, и к государству, основой которого, как известно со времен Древнего Рима, является правосудие – Justitia regnorum fundamentum.

По нашему мнению, одностороннее усиление судебной власти, ее позиций, выразившееся в укреплении на законодательном уровне ее юридической и фактической независимости и бесконтрольности, явилось условием, способствующим судейскому произволу. Национальное законодательство, призванное оградить суды от вмешательства в осуществление правосудия со стороны как исполнительной власти, так и преступного мира, в реальности же сделало судей независимыми от закона, поставило непреодолимую преграду на пути привлечения к ответственности судей, которые, злоупотребляя своим служебным положением, выносят незаконные и необоснованные решения и тем самым подрывают авторитет судебной власти и государства в целом.

Изложенными выше обстоятельствами обусловлен и ежегодный рост обращений граждан Молдовы в Европейский суд по правам человека. С 1 ноября 1998 года по 2006 год граждане Молдовы подали в этот суд около 2800 исков по поводу качества правосудия в нашей стране [16, с. 24]. Однако без сомнения можно считать, что как бы ни были многочисленными жалобы, направляемые в г. Страсбург, в реальности лиц, искренне и обоснованно считающих, что по их делу вынесено неправосудное решение, значительно больше. Многие из них не обращаются в Европейский суд по правам человека зачастую по причине отсутствия необходимых материальных средств и/или длительности сроков рассмотрения этим судом петиций граждан.

Поэтому очевидной и настоятельной становится необходимость совершенствования внутреннего механизма утверждения и соблюдения прав человека, института обжалования судебных решений как важнейшего элемента данного механизма. В этой связи представляется, что количество обращений граждан Молдовы в Европейский суд по правам человека существенно сократится в случае создания общественной организации (Комиссии, Палаты), состоящей из авторитетнейших и высококвалифицированных юристов страны, независимых от всех ветвей власти, в том числе и судебной, или какого-либо иного влияния.

Функцией данной общественной организации было бы, прежде всего, рассмотрение жалоб граждан на вступившие в силу решения Высшей судебной палаты, проведение правовой экспертизы этих решений. Независимые заключения, даваемые ею по рассмотренным жалобам, или выражали бы согласие с судебным решением или могли бы быть основанием для его дополнительного пересмотра в ревизионном порядке Высшей судебной палатой.
Даже при условии наделения Конституционного суда полномочиями по рассмотрению жалоб граждан, деятельность данной организации явилась бы важной формой осуществления общественного контроля за деятельностью судебных инстанций, дополнительным механизмом обжалования решений судов, существенной гарантией обеспечения справедливого применения судами законодательства и соблюдения прав человека в судопроизводстве. Она способствовала бы созданию в стране устойчивой морально-политической атмосферы, позволила бы и государству, и гражданам сэкономить значительные финансовые средства, связанные с обжалованием судебных решений в Европейском суде по правам человека.

Литература

1. Декларация о суверенитете Советской Социалистической Республики Молдова, № 148-XII от 23.06.1990 г. [Текст] // Ведомости, 1990 г. № 8/192, ст. 192.
2. Закон о Декларации о независимости Республики Молдова, № 691-XII от 27.08.1991 г. [Текст] // Монитор, 1991 г. № 11-12/103.
3. Monitorul Oficial al Republicii Moldova, № 1 от 12.08.1994 г.
4. Закон № 225-XV от 30.05.2003 г. [Текст] // Monitorul Oficial al Republicii Moldova, № 111-115 от 12.06.2003 г.
5. Закон № 122-XV от 14.03.2003 г. [Текст] // Monitorul Oficial al Republicii Moldova, № 104-110 от 07.06.2003 г.
6. Закон № 3465-XI от 1.09.1989 г. [Текст] // Buletin Oficial № 009. 1989 г.
7. Закон № 985-XV от 18.04.2002 г. [Текст] // Monitorul Oficial al Republicii Moldova, № 128-129 от 13.09.2002 г.
9. Закон № 152-XVI от 8.06.2006 г. О национальном институте юстиции. [Текст] // Monitorul Oficial al Republicii Moldova, № 102-105 от 07.07.2006 г.
9. Конвенция о защите прав человека и основных свобод. Заключена в Риме 4 ноября 1950 года.
10. Информация о работе судебных инстанций в 2006 году (анализ судебной статистики). [Текст] // Бюллетень Высшей судебной палаты Республики Молдова. 2007, № 2, с. 31.
11. Информация о работе судебных инстанций в 2007 году (анализ судебной статистики). [Текст] // Бюллетень Высшей судебной палаты Республики Молдова. 2008, № 3, с. 25.
12. Дело № 2-1421/07. Архив Суда Рышкань мун. Кишинэу.
13. Закон № 154-XV от 28.03.2003 г. [Текст] // Monitorul Oficial al Republicii Moldova, № 159-162 от 29.07.2003 г.
14. Дело № 2003035090. Архив Суда Буюкань мун. Кишинэу.
15. Раиса Ботезату. Козлом отпущения окажется правосудие. [Текст] // Газета «Право», № 1(74), 13.01.2004 г. Анатол Минчунэ. Под дамокловым мечом. [Текст] // Газета «Право», № 8(81), 28.04.2005 г.
16. Закон № 295-XVI от 21.12.2007 г. Об утверждении Национальной стратегии развития на 2008-2011 годы. [Текст] // Monitorul Oficial al Republicii Moldova, № 18-20 от 29.01.2008 г.
17. Василе Гуцу. Свободный доступ к правосудию: между заявлениями и действительностью. [Текст] // Газета «Право», № 8(81), 28.04.2005 г.
18. Вымогателей в погонах прижали к ногтю. [Текст] // Газета «Независимая Молдова» № 69 (450) от 20 мая 2008 г.
19. Официальный сайт Президента Республики Молдова [Электронный ресурс] www presedinte/ md
20. Назаренко В.М. Торжество закона. [Текст] // Тула. Изд-во «Автограф». 2002, с. 34.

Опубликована: Славянский университет Республики Молдова. Вестник Славянского университета Республики Молдова. — К.: Valinex SA, 2008. – (Серия «Право»). Вып. 14, с. 2366-379.

Добавить комментарий