Меню

Милушев Дмитрий Васильевич

Исследование проблем уголовного судопроизводства, сравнительное правоведение

Участники стороны защиты в молдавском и российском уголовном судопроизводстве (сравнительный анализ)

Е. Мартынчик, доктор юридических наук, профессор, заслуженный профессор УЛИМа
Д. Милушев, доктор права

Во втором номере настоящего издания за 2005 г. вниманию читателей была представлена характеристика некоторых особенностей регламентирования правового положения участников стороны обвинения в уголовно-процессуальном законодательстве Молдовы И России. Огромный научно-познавательный интерес представляют также особенности и различия в правовом положении участников противоположной стороны состязательного уголовного процесса стороны защиты, которые и являются предметом сравнительного исследования в данной статье.

SUMMARY

The comparative analysis of norms of the Criminal-Procedural legislation of Russia and Moldova allows to reveal essential distinctions in regulation by legislators of our countries of the legal position of participants of the criminal legal procedures which is carrying out on the basis of a principle of competitiveness function of protection (suspected, accused, the defender and the civil respondent), largely contributes to the deeper research and the qualitative state value of the corresponding of the legal institutions, and also allows to determine opportunities and prospects of their further development and perfection.

Прежде всего следует отметить, что как в УПК РФ, так и в УПК РМ имеет место некоторая несогласованность в нормах, определяющих круг и правомочие участников стороны защиты. Так, статья 5 УПК РФ, формулирующая используемые в УПК основные понятия, перечисляет участников стороны защиты, но не называет при этом в их числе подозреваемого (п. 46). А статья 6 УПК РМ, также определяющая значение используемых в УПК терминов и выражений, не относит к участникам рассматриваемой стороны — защитника (п. 30). Тем не менее законодатели в разделы УПК, определяющие правовой статус участников стороны защиты, наряду с обвиняемым (подсудимым) и гражданским ответчиком, включают как подозреваемого, так и защитника.

По законодательству Российской Федерации подозреваемым является лицо:

  • в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, установленным УПК;
  • либо которое задержано по подозрению в совершении преступления;
  • либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения (ст. 46 УПК).

Данное и другие правовые положения УПК РФ, связанные с регулированием вопросов подозрения в совершении преступления, дали основание для вывода о том, что ныне действующий российский УПК “не меняет саму природу признания лица подозреваемым, не определяет обстоятельств, с которых начинается подозрение, не предлагает юридического акта, которым лицо ставится в положение подозреваемого, не указывает отдельной нормой процессуального срока, в течение которого лицо находится под подозрением, и т.д.’’.

В этом плане новое молдавское законодательство существенно отличается как от ранее действовавшего в Молдове, так и от российского законодательства. В частности, в соответствии со ст. 63 УПК Молдовы подозреваемым считается физическое лицо, в отношении которого имеются доказательства в совершении им преступления, явившиеся достаточным основанием для его задержания по подозрению в совершении преступления или для применения к нему меры пресечения, не связанной с лишением свободы, или для вынесения постановления о признании его в качестве подозреваемого.

Из данного правового положения следует, что для придания лицу статуса подозреваемого должны быть: во-первых, доказательства совершения данным лицом конкретного преступления — фактическое основание и, во-вторых, правовое основание — т.е. процессуальный акт, совершенный офицером по уголовному преследованию или прокурором в соответствии с указанными доказательствами, а именно:

  • или протокол задержания лица, оформленный в соответствии с УПК;
  • или применение к лицу меры пресечения, не связанной с лишением свободы;
  • или вынесение постановления о признании лица в качестве подозреваемого.

Согласно ст. ст. 185, 186 и 307 УПК РМ мера пресечения в виде предварительного ареста или альтернативная ему мера может применяться как в отношении обвиняемого, так и в отношении подозреваемого. Следовательно, для предварительного ареста лица последнее должно иметь статус как минимум — подозреваемого. И применение предварительного ареста при этом является следствием признания лица в качестве подозреваемого, а не его причиной, в отличие от применения мер пресечения, не связанных с лишением свободы.

По УПК РМ начало уголовного преследования (возбуждение уголовного дела — в РФ) в отношении конкретного лица без его задержания, применения к нему меры пресечения или вынесения постановления о признании его в качестве подозреваемого не является основанием для объявления данного лица подозреваемым.

Весьма подробно регламентируя порядок составления протокола задержания и вынесения постановления (определения) о применении меры пресечения, не связанной с лишением свободы, УПК РМ, к сожалению, не дает столь же подробного описания третьего процессуального акта — вынесения постановления о признании лица в качестве подозреваемого как основания для придания лицу статуса подозреваемого. Во всяком случае, он не дает ответа на вопросы: кто может принять такое решение, каковы форма и процедура его исполнения. Данное обстоятельство придает некоторую незавершенность урегулированию столь важного правового института, применение которого на практике существенно ограничивает свободу, затрагивает права и законные интересы лица, оказавшегося под подозрением, влечет и иные значительные юридические последствия.

В Молдове максимальный срок пребывания лица в качестве подозреваемого составляет:

  • при задержании — 72 часа (в России — 48 часов, однако, согласно п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК, судья, при условии признания им задержания законным и обоснованным, может продлить задержание на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, и тогда общий срок задержания может составлять 120 часов, или 5 суток.);
  • при избрании меры пресечения, не связанной с лишением свободы, — 10 суток с момента ознакомления лица с постановлением о применении к нему данной меры пресечения;
  • в случае вынесения постановления о признании лица подозреваемым — 3 месяца (аналогичного положения российское законодательство не содержит).

К моменту истечения указанных сроков прокурор обязан или освободить задержанного подозреваемого или отменить примененную к подозреваемому меру пресечения и вывести его из-под уголовного преследования или предъявить данному лицу обвинение. С момента осуществления перечисленных процессуальных действий лицо перестает пребывать в качестве подозреваемого (ст. 63).

Следует отметить, что УПК РФ прямо указывает: если подозреваемый был задержан, а затем был заключен под стражу, обвинение должно быть ему предъявлено в срок не более 10 суток, который исчисляется с момента задержания (ст. 100). УПК РМ не содержит столь четкого указания, однако аналогичное требование следует из следующих правовых положений: «срок содержания лица под стражей исчисляется с момента лишения лица свободы при его задержании” (ч. 1 ст. 186), “срок содержания под стражей подозреваемого не должен превышать 10 дней» (ч. 5 ст. 307), по истечении данного срока “прокурор представляет в судебную инстанцию ходатайство… о продлении срока ареста обвиняемого» (ч. 1 ст. 308 УПК).

Анализ соответствующих норм в УПК РМ и УПК РФ показывает, что подозреваемый в молдавском уголовном процессе наделен более широким кругом прав, позволяющих ему более эффективно защищаться от уголовного преследования. Так, УПК Молдовы, наделяя подозреваемого правами, аналогичными правам подозреваемого в уголовном процессе России, предоставляет ему помимо этого также право:

  • незамедлительно после задержания или признания его в качестве подозреваемого получить от лица, осуществившего задержание, письменную информацию о принадлежащих ему процессуальных правах в том числе о праве молчать и не свидетельствовать против себя, получать от органа уголовного преследования разъяснения относительно всех принадлежащих ему прав;
  • по его просьбе быть допрошенным в присутствии защитника;
  • уведомляться органом уголовного уголовного преследования о принятии всех затрагивающих его права и интересы решений и, по желанию, получать копии этих решений (ст. 64).

УПК РМ запрещает допрашивать лицо в качестве свидетеля, если у органа уголовного преследования имеются доказательства совершения данным лицом преступления (ст. 63), и не допускает применение к подозреваемому такой меры уголовно-процессуального принуждения, как временное отстранение от должности (ст. 200).

Если по УПК РФ дознаватель, следователь или прокурор обязаны не позднее 12 часов с момента задержания подозреваемого уведомить кого-либо из его родственников, а при необходимости сохранения факта задержания в тайне в интересах предварительного расследования уведомление с санкции прокурора может не производиться (ст. 96), то по УПК РМ орган уголовного преследования обязан незамедлительно, но не позднее чем в течение шести часов уведомить о факте задержания родственников подозреваемого или другое лицо. И лишь в исключительных случаях, если это вытекает из особенностей дела, в целях обеспечения тайны начального этапа уголовного преследования с согласия судьи по уголовному преследованию о задержании может быть объявлено в срок, не превышающий 72 часов с момента задержания (ст. 173).

По УПК РФ о факте задержания прокурору должно быть сообщено в течение 12 часов с момента задержания подозреваемого (ст. 92). По УПК РМ — в течение 6 часов (ст. 167). Если по УПК РФ подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания (ст. 46), то по УПК РМ — незамедлительно (ст. 104).

Как видим, УПК РМ не только дает более четкое определение подозреваемого как участника уголовного процесса, но и полнее регламентирует его правовое положение, гарантии обеспечения его прав и законных интересов.

Тенденция расширения законодателем Молдовы прав участников уголовного процесса и гарантий их осуществления находит свое реальное отражение и в регламентировании процессуального положения обвиняемого (подсудимого).

Так, в соответствии с положениями ст. 66 УПК РМ орган уголовного преследования и судебная инстанция обязаны обеспечить ему возможность реализовать свое право на защиту всеми средствами и способами, не запрещенными законом, в том числе: незамедлительным после задержания или предъявления обвинения вручением письменной информации о принадлежащих ему процессуальных правах, включающей право молчать и не свидетельствовать против себя; уведомлением его о принятии всех затрагивающих его права и интересы решений и, по желанию обвиняемого, предоставлением ему копий этих решений.

Законодатель Молдовы особо подчеркивает, что обвиняемый имеет также право требовать и получать возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органа уголовного преследования или судебной инстанции, а в случае, если обвинение не подтвердилось, обвиняемый имеет право на реабилитацию.

Реализация обвиняемым своих прав или отказ от них не должны истолковываться ему во вред или повлечь какие-либо неблагоприятные для него последствия. Обвиняемый не несет ответственности за данные им показания, кроме случаев осуществления ложного доноса о том, что преступление совершено лицом, которое фактически не имело никакого отношения к его совершению, или дачи ложного показания под присягой в случае подписания им соглашения о признании вины (ст. ст. 504-509 УПК).

Вместе с тем в УПК РМ отсутствует очень важное, на наш взгляд, правовое положение, в соответствии с которым органам уголовного преследования и судебным инстанциям запрещается рассматривать участие в уголовном деле защитника или законного представителя обвиняемого как основание для ограничения какого-либо права обвиняемого. Такое положение содержится в ч. 5 ст. 47 УПК РФ и является существенной гарантией соблюдения прав и законных интересов обвиняемого как в процессе осуществления уголовного преследования, так и в судебном разбирательстве.

УПК РМ, повысив роль и ответственность прокурора в уголовном судопроизводстве как лица, осуществляющего уголовное преследование и руководство им и представляющее в суде от имени государства обвинение, при этом в значительной мере расширил полномочия защитника, укрепил его процессуальную позицию в уголовном судопроизводстве.

В этой связи правовой статус защитника в уголовном судопроизводстве РМ имеет существенные особенности, заключающиеся прежде всего в том, что в качестве защитника может участвовать лишь адвокат или лицо, имеющее соответствующую лицензию. Защитником обвиняемого в уголовном судопроизводстве Молдовы может быть и иностранный адвокат, но с обязательным присутствием при осуществлении им функции защитника адвоката — гражданина Молдовы (ст. 67).

В уголовном судопроизводстве Молдовы не может быть допущен наряду с адвокатом или вместо адвоката близкий родственник обвиняемого или какое-либо иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый (допуск таких лиц разрешен статьей 49 УПК РФ).

Если российский УПК формально допускает защитника к участию в уголовном деле с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ч. 3 ст. 49), но при этом не оговаривает процедуры его допуска к исполнению процессуальной функции, то по УПК РМ защитник может быть допущен к участию в деле в любой момент производства по нему (ч. 3 ст. 67). В развитие данного правового положения законодатель Молдовы в значительной мере расширил перечень оснований обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве. Кроме оснований, перечисленных в ст. 51 УПК РФ, УПК РМ называет также:

  • требование подозреваемого, обвиняемого, подсудимого об обязательном участии защитника;
  • пребывание подозреваемого, обвиняемого, подсудимого на срочной военной службе;
  • применение к подозреваемому, обвиняемому, подсудимому ареста в качестве меры пресечения или направление его на стационарную судебно-психиатрическую экспертизу;
  • наличие противоречий между интересами подозреваемых, обвиняемых, подсудимых, один из которых имеет защитника;
  • участие в деле защитника потерпевшего или гражданского истца;
  • интересы правосудия, требующие участия защитника при рассмотрении дела в судебных инстанциях;
  • осуществление уголовного судопроизводства в отношении лица, неспособного отдавать отчет в своих действиях или руководить ими, которому вменяется в вину совершение наносящего вред деяния, или в отношении лица, заболевшего душевным расстройством после совершения такого деяния;
  • осуществление уголовного судопроизводства в целях реабилитации лица, умершего на момент рассмотрения дела (ст. 69).

Несмотря на достаточно широкий перечень оснований обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве Молдовы, его тем не менее нельзя признать исчерпывающим. К данному выводу нас приводит анализ статей 69, 504 и других статей УПК, регламентирующих вопросы участия защитника в производстве по уголовному делу и из которых следует, что интересы правосудия требуют обязательного участия защитника и в других случаях, например, при заключении соглашения о признании обвиняемым вины (ст. ст. 504-506). Нам представляется, что данное обстоятельство также должно быть отражено в статье 69 УПК РМ как основание обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве.

Как законодатель РМ, так и законодатель РФ наделяют защитника широкими правами, позволяющими ему использовать все средства и способы, не запрещенные законом, для максимально эффективного представления интересов подозреваемого, обвиняемого, подсудимого и оказания ему юридической помощи, решения задач уголовного судопроизводства в целом.

Однако, в УПК РМ круг этих прав несколько шире. Так, согласно ст. 68 УПК РМ защитник наряду с правами, предусмотренными в российском законодательстве, обладает также правом:

  • знать суть подозрения или обвинения;
  • участвовать по предложению органа уголовного преследования в производимых им процессуальных действиях;
  • разъяснять своему подзащитному его права и обращать внимание лица, производящего процессуальное действие, на допускаемые им нарушения закона;
  • осуществлять подготовку материалов по соответствующему делу;
  • подавать заявления;
  • возражать против действий органа уголовного преследования и требовать внесения своих возражений в соответствующий протокол;
  • по своей просьбе бесплатно получать копии решений, затрагивающих права и интересы подзащитного;
  • участвовать в примирении с противоположной стороной, если в процессе примирения участвует подзащитный;
  • подавать возражения на жалобы других участников процесса, доведенные до его сведения органом уголовного преследования или ставшие известными ему в результате других обстоятельств, а также высказывать в судебном заседании собственное мнение по поводу заявлений и предложений других участников процесса и по вопросам, разрешаемым судом;
  • возражать против незаконных действий других участников процесса;
  • возражать против действий председательствующего в судебном заседании;
  • получать возмещение расходов, понесенных в уголовном процессе, за счет подзащитного или в случаях, предусмотренных законом, за счет государственного бюджета;
  • получать возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями органа уголовного преследования или судебной инстанции;
  • знакомиться с материалами, представленными в суд органом уголовного преследования в подтверждение задержания или необходимости ареста.

Институт правового статуса защитника в молдавском уголовном процессе имеет и другие заслуживающие внимания особенности. Так, если российский УПК разрешает защитнику иметь свидания с подозреваемым, обвиняемым (ст. 53), то в молдавском уголовном процессе защитнику разрешено общаться со своим подзащитным без ограничения количества и продолжительности бесед. В российском уголовном процессе защитник вправе участвовать в следственных действиях, проводимых с участием подозреваемого. В молдавском же процессе защитник вправе участвовать в любых процессуальных действиях, проводимых с участием подзащитного, т.е. и не являющихся следственными, например, связанных с применением мер пресечения, назначением экспертизы, рассмотрением его ходатайств и заявлений.

УПК Молдовы не устанавливает каких-либо ограничений в разъяснении защитником подозреваемому или обвиняемому его прав. Между тем УПК России подчеркивает, что защитник, участвующий в производстве следственных действий, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему «краткие консультации» и лишь в присутствии следователя (ч. 2 ст. 53).

УПК РМ более детально регламентирует полномочия защитника, использование которых может ущемить права и законные интересы подзащитного, нанести ему какой-либо ущерб, а также процессуальные обязанности защитника, закрепляет важные гарантии обеспечения исполнения им своих профессиональных обязанностей (ч.ч. 3-6 ст. 68 УПК РМ, ч. 3 ст. 53 УПК РФ).

Например, ст. 67 УПК РМ подчеркивает, что защитник не должен отождествляться государственными органами и должностными лицами с лицом, интересы которого он защищает, и характером рассматриваемого с его участием дела. В ч. 2 ст. 70 УПК содержится для органа уголовного преследования и судебной инстанции запрет рекомендовать кому бы то ни было приглашение определенного защитника. УПК РМ подробно регламентирует основания и порядок отказа подозреваемого, обвиняемого от защитника (ст. 71), отстранения защитника от участия в производстве по делу (ст. 72).

Отметим при этом, что и УПК России наделяет защитника определенными правами, закрепление или конкретизация которых в УПК Молдовы являются, на наш взгляд, необходимыми. Это прежде всего право:

  • знакомиться с протоколами задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны предъявляться подозреваемому, обвиняемому (п. 6 ч. 1 ст. 53). Данное право приобретает особое значение в случае принятия защитником обязательства защищать подозреваемого, обвиняемого уже после совершения указанных процессуальных действий. При отсутствие такого права защитник получат возможность ознакомиться с соответствующими материалами лишь после окончания уголовного преследования.
  • участвовать в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора (п. 9 ч. 1 ст. 53), (согласно ч.ч. 3 и 4 ст. 471 УПК РМ при рассмотрении большинства таких вопросов осужденный в судебном заседании может защищать свои интересы как лично, так и через защитника);
  • участвовать в рассмотрении судом поданных защитником жалоб на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда (п. 10 ч. 1 ст. 53), (согласно ч. 4 ст. 313 УПК РМ жалоба на незаконные действия органа уголовного преследования рассматривается судьей по уголовному преследованию с участием прокурора и вызовом заявителя, неявка которого не препятствует рассмотрению жалобы).

Оба законодателя определяют гражданского ответчика как физическое либо юридическое лицо, на которое в силу закона или в связи с предъявленным в ходе производства по делу гражданским иском может быть возложена имущественная ответственность за материальный ущерб, причиненный обвиняемым или подсудимым. Законодатели устанавливают идентичный порядок признания лица гражданским ответчиком. Вместе с тем в регулировании правового статуса гражданского ответчика в уголовном судопроизводстве наших стран имеется и некоторое своеобразие.

В частности, УПК РМ наделяет гражданского ответчика правом:

  • добровольно вносить на депозитный счет судебной инстанции денежные средства в обеспечение предъявленного иска;
  • возражать против действий органа уголовного преследования и требовать внесения своих возражений в протокол соответствующего процессуального действия;
  • знакомиться с протоколами процессуальных действий, произведенных с его участием, и требовать внесения своих возражений в протокол соответствующего процессуального действия;
  • уведомляться органом уголовного преследования, а также судебной инстанцией о вынесенных в судебных заседаниях, на которых он не присутствовал, решениях, затрагивающих его права и интересы, и по просьбе бесплатно получать копии этих решений, а также копию приговора, определения или другого окончательного судебного решения;
  • отозвать жалобу, поданную в порядке обжалования им или его представителем;
  • возражать против незаконных действий другой стороны в гражданском иске по делу;
  • возражать против незаконных действий председательствующего в судебном заседании;
  • требовать возмещения расходов, понесенных при производстве по делу, и ущерба, причиненного незаконными действиями органа уголовного преследования или судебной инстанции;
  • получать обратно имущество, изъятое у него органом уголовного преследования или судебной инстанцией в качестве средств доказывания либо представленное им самим с этой целью, а также принадлежащие ему подлинники документов (ч. 2 ст. 74).

Однако, в отличие от УПК РФ, в широком перечне прав гражданского ответчика, закрепленных в ст. 74 УПК РМ, к сожалению, не нашлось места таким правам, как: знать сущность исковых требований и обстоятельства, на которых они основаны; возражать против предъявленного гражданского иска; отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников; давать показания на родном языке или языке, которым он владеет, и пользоваться помощью переводчика бесплатно; знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания. При согласии гражданского ответчика дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае последующего отказа от этих показаний.

Так же, как впрочем, не нашлось места в УПК РФ норме о том, что в случае, если будет установлено, что лицо, признанное гражданским ответчиком, не несет имущественной ответственности за причиненный обвиняемым или подсудимым материальный ущерб либо, что по иным причинам отсутствуют основания для пребывания лица в качестве гражданского ответчика, орган уголовного преследования или судебная инстанция своим мотивированным решением прекращает участие лица в процессе в качестве гражданского ответчика (ч. 3 ст. 73 УПК РМ). Такая норма логически бы завершала институт гражданского ответчика в уголовном судопроизводстве России.

Анализ правового статуса гражданского ответчика в уголовном судопроизводстве показывает его недостаточную урегулированность в законодательстве Молдовы. Впрочем в той же мере это касается и правового статуса гражданского истца. Так, п. 7 ч. 1 ст. 62 и п. 8 ч. 1 ст. 74 УПК предоставляют гражданскому истцу и гражданскому ответчику право знакомиться со всеми материалами уголовного дела с момента окончания уголовного преследования. В противоречие данным положениям в ч. 1 ст. 293 УПК указывается, что гражданскому истцу и гражданскому ответчику, их представителям предъявляются для ознакомления только материалы, касающиеся гражданского иска, в котором они являются стороной.

Существенные особенности имеются и в регламентировании правового положении представителей подозреваемого, обвиняемого и гражданского ответчика. Однако они, как нам представляется, должны быть предметом отдельного исследования.

Библиография

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова. Принят 14 марта 2003 г.
  2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Принят 22 ноября 2001 г.
  3. Доля Игорь. Новый Уголовно-процессуальный кодекс — прогрессивный законодательный акт, соответствующий стандартам Европы. Газета “Право”, № 12(37) июнь 2003.
  4. Зелинская Е. Защита прав и законных интересов личности в уголовном судопроизводстве. Закон и право. 2003, № 11, с. 37-40.
  5. Комментарий к УПК РФ. Практическое руководство для следователей, дознавателей, прокуроров, адвокатов / Под ред. В.В. Мозякова. М.: Экзамен, 2002.
  6. Мартынчик Е., Милушев Д. Участники стороны обвинения в молдавском и российском уголовном судопроизводстве (сравнительно-правовой анализ). “Закон и жизнь”, 2005, №2, с. 4-7.
  7. Мельников В. Задержание подозреваемого в уголовном процессе России. Закон и право. 2003, № 2, с. 23-27.
  8. Плэмэдялэ Михаил. Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает объединение всех органов уголовного следствия в единую процедурную пирамиду, наверху которой находится прокурор. Газета “Право», № 9(34) май 2003.
  9. Осояну Тудор. Уголовно-процессуальное право Республики Молдова: Часть общая: (курс лекций).-Ch.: S.n.;
  10. Уголовный процесс: учебник / Под ред. В.И. Радченко. М.: Юстиционформ, 2003.
  11. Уголовный процесс: учебник / Под ред. В.П. Божьева. М.: СПАРК, 2002.
  12. Мельников В.Ю. Задержание подозреваемого в уголовном процессе России. Закон и право, 2003, с. 23

Статья опубликована в журнале «Закон и жизнь» 2005, №9, с. 7-11

Добавить комментарий